Мой город Вязьма
Официальный сайт города Вязьмы: только проверенная информация. Мы делаем повседневность историей.

 Наши награды

 Навигация
Главная страница
Поиск по сайту
Наш форум

 О городе Вязьма
История Вязьмы
Герб и флаг 
Гимн
Вязьмичи-Герои
Почетные граждане
Хронограф: факты и фотографии

 Местное самоуправление

 Поиск

 Антикоррупция


 Госслужбы


 Календарь
«« Январь 2017 »»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
22.01.2017

 Наша добрая Смоленщина

 Новости Городов воинской славы


 Этот день в истории


 Народное ополчение в 1941 году

 Народный дозор Памяти (взгляд из космоса)


 Пряник наш Вяземский
Пряник наш Вяземский

В.М. Пучков
ПРЯНИК НАШ ВЯЗЕМСКИЙ

Вступление

Очень немногие города вызывают в общественном сознании устойчивые культурно-исторические ассоциации и связаны с укоренившимися легендами и мифами: Если у города есть такого рода достопримечательности, то это ценнейший капитал, который надо беречь и умело использовать. Подобные культурные ценности не возникают но указам и повелениям свыше, но, возникнув однажды, становятся брендом, который раскручен лучшей мастерицей по пиару — исторической традицией.
Одесса-мама, соответственно — Ростов-папа; Смоленск — город щит,город-ключ; Урюпинск — самый провинциальный город России (как говорят в самом Урюпинске — столица российской провинции!); Тула —самовар, пряник, оружие, Левша; Иваново — город невест... Список можно продолжить, но он не будет слишком обширным. И в этом своего рода параде культурно-исторических хитов Вязьма может с полным правом занимать достойное место благодаря вяземскому прянику!
Не все подпоют ироничную по содержанию и звучанию народную песню: «Мы из Вязьмы, два громилы — Дипь-дипь-динь-динь / Я Иван,а он Гаврила — Тра-ла-ла / Приходите в гости к нам — Дралафу-дралая / Мы вам фокусы покажем — Фом-та-ра-ра / Без ключа мы сейф откроем — Дипь-дипь-динь-динь / А потом его закроем — Тра-ла-ла...... Но вся Россия знала и любила вяземский пряник — «Вязьма в пряниках увязла». Он и сегодня может помочь Вязьме. При умелом подходе слава вяземского пряника не менее ценный ресурс развития,чем нефть и газ. Хотя бы потому, что последние имеют тенденцию к исчерпанию, а капитализация первого может возрастать до бесконечности.
Следует отдавать себе отчет в том, что речь идет о сложнейшей проблеме, имеющей экономическое и культурное значение. Например,академик РАЕН А. Орлов в письме президенту России ставит вопрос о разработке стратегии поддержки производства традиционной национальной пищи, отказ от которой чреват потерей самобытности: «За последнее десятилетие исчезли более 40 региональных продуктов и почти20 общенациональных. Это — подлинный ржаной хлеб, «ржаная водка»,настоящий хлебный квас, вологодское масло, калачи, тамбовский окорок, вяземский пряник, костромской сыр, медовуха и т.д.»
Вряд ли можно считать антиглобалистом того, кто сомневается в реальности возникновения интернационала гурманов с одинаковыми пристрастиями. Эксперт Всемирной продовольственной организации Игор де Гарин считает: «Даже на фоне всеобщей стандартизации вкусов следует усомниться в возможности единой мировой модели питания».
На российском продовольственном рынке пряники остаются традиционным русским угощением, но в европейских магазинах найти их пока нельзя. Да и на российском рынке немало суррогатов, модификаций,«улучшенной продукции». Рыночное самоутверждение традиционной, веками опробованной еды пока происходит неуверенно. Наша промышленность все реже выпускает марочные товары и изделия — общенациональные, признанные. Все больше изделий без роду и племени. Нет действенной защиты от некачественной продукции, от фальшивок и подделок.
Слово «пряник» происходит от слова «пряный» (от др.-рус. «пъпърянь»)как прилагательное от слова «пъпърь» — перец. Изначально пряники былине столько сладкими, сколько пряными и даже острыми.
Русские пряники — явление общенациональное, вряд ли где-нибудь еще до такой степени связанное с народной жизнью и бытом. Памятьо пряниках дошла до нас и в народном эпосе. В одной из старинных былин говорится: «Учали добры молодцы есть пряники печатные, запивать винами крепкими». Распространены они были повсеместно. Их производили в Вязьме и Туле, Перми и Керчи, в Архангельске и Путивле, в Харькове и Рязани, в Калуге и Твери, в Новгороде и Белгородеи во множестве других городов.
В Нижнем Новгороде, например, было 6 пряничных заведений, которые выпекали 7550 пудов этой продукции в год. В Ярославле и Пошехонии 2 пряничных завода выпускали 4850 пудов пряников. И качество этой продукции было отменным, иначе зачем было тверскому пряничнику Ивану Баранову открывать свои магазины в Берлине, Париже,Лондоне и Вене. Понравились русские пряники и в далекой Америке,где в 1876 году на выставке, проходившей в Филадельфии, потомственный пряничник Уткин, земляк Ивана Баранова, получил бронзовую медаль «за разнообразие сортов пряника и оригинальность его пошиба».
В 1850 году в Вязьме действовало 8 пряничных фабрик, самые крупные из них принадлежали купеческим семьям Сабелышковых, Ечеистовых, Кустаревых. Годовое производство пряников на этих 8 фабриках за1850 год достигло 3170 пудов на сумму 120 тыс. рублей. Поставлялись они и ко двору английской королевы до государственного переворота1917 года.
Вяземские пряники — старинный сорт заварных пряников. Сорта:медовые, сусляные, сахарные, писаные, фигурные, печатные, битые. Печатные сверху имели надпись «Вяз». Для вяземских и тульских пряников характерна прослойка из цукатов, мармелада или пастилы между двумя пластами сдобного теста. По заказу они могли изготовляться большого веса.

Слава вяземского пряника

Вяземский пряник — это не просто вкусное угощение, но и проявление российской культуры, которая бездумно уничтожалась в ходе трагических потрясений XX века. Вяземский пряник — зримое воплощение достижения гармонии материальных и духовных потребностей человека. К сожалению, для нас это и раньше, и сейчас остается проблемой.
Владимир Иванович Даль, русский писатель, собиратель памятников народного творчества, автор «Толкового словаря живого русского языка»,дает в нем такое определение понятию пряник: «Пряник — лакомство хлебное на меду, на патоке с разными пряностями». Здесь же он приводит примеры русских поговорок: «Жена не пряник, а ржаной ломоть. Наш Сергунька не брезгунька, ест пряники и неписаные. Хлеба не станет, будем пряники есть. Обменялись свахи пряником и пивом». При определении понятия «слава» В.И. Даль приводит и такой пример: «В былое время славились вяземские пряники да еще калужское тесто». А в своей сказке «Привередница», в которой рассказывается о том, как капризная девочка становится доброй и, попробовав простой ржаной хлеб, говорит печке: «...Такого-то хлебца я отроду не видала — словно пряник-коврижка! А печка, смеючись, говорит: — Голодному и ржаной хлеб за пряник идет, а сытому и коврижка вяземская не сладка!»
Рассказ о литературной «славе» вяземского пряника продолжим самым звучным именем русской литературы — именем Пушкина! Письмо своему другу кн. П.А. Вяземскому Пушкин начал со слов: «Ангел мой Вяземской... пряник мой Вяземской!» Это не только игра слов, добрая ирония над другом, но и игра литературных ассоциаций. У П. Вяземского в стихотворении «Масленица на чужой стороне» читаем: «Пряник, мой однофамилец, / Также тут не позабыт, / А наш пенник, наш кормилец, / Сердце любо веселит».
Есть у Пушкина и такое интересное наблюдение: «...Москва была место сбора для всего российского дворянства, которое изо всех провинций съезжалось в нее на зиму. Блестящая гвардейская молодежь налетала туда ж из Петербурга... Москва славилась невестами, как Вязьма пряниками». И когда в «Сказке о рыбаке и рыбке» мы читаем: «За столом сидит она царицей, наливают ей заморские вина, заедает она пряником печатным», — то, скорее всего, это вяземский пряник!
После этого понятнее станет удачное использование образа вяземского пряника в стихотворении «Фельдъегерская элегия А.С. Пушкину» поэтом Сергеем Таском, как пример чего-то всем известного и очевидного: «За окошком идиллия, куры сидят на насестах, / и бездумная мысль упреждает понятия штамп, / речь о вяземских пряниках и о московских невестах / иль о белом стихе, что заменит когда-нибудь ямб».
Наверное, один из наиболее распространенных образов вяземского пряника связан с детскими впечатлениями. Вот как об этом вспоминает В. Ходасевич: «Она не знала сказок / и не пела, / Зато всегда хранила /для меня / В заветном сундуке, / Обитом жестью белой, / То пряник вяземский, / То мятного коня».
Художник М.В. Добужинский в своих мемуарах «Петербург моего детства», которые передают яркие образы, звуки, запахи дореволюционного Петербурга, среди бесконечного, как начинает казаться при чтении, рыночного изобилия Невского Гостиного двора не забывает отметить и вяземские пряники: «На лотках красовались пряники: «печатные», вяземские, белые мятные в виде разных забавных фигурок —человечков, всадников, рыб и зверей, были и расписные, с разводами, розовые и облепленные миндалем».
А вот как он описывает рождественскую елку: «Елка была моимсамым большим праздником, и я терпеливо ждал, когда папа и няня,закрыв двери кабинета, наряжали елку. Многие елочные украшения мыс папой заранее готовили сами: золотили и серебрили грецкие орехи,резали из цветной бумаги корзиночки для конфет и клеили разноцветные бумажные цепи, которыми обматывалась елка. На ее ветках вешались золотые хлопушки с кружевными бумажными манжетами и с сюрпризом внутри... Румяные яблочки, мятные вяземские пряники, подвешенные на нитках, а в бонбоньерках шоколадные пуговки, обсыпанные розовыми и белыми сахарными крупинками, — до чего все это было вкусно именно на рождественской елке! Сама елка у нас всегда была до потолка и надолго наполняла квартиру хвойным запахом. Парафиновые разноцветные свечи на елке зажигались одна вслед за другой огоньком,бегущим по пороховой нитке, и как это было восхитительно!»
М. Зверев, вспоминая свое детство, в «Заимке в бору» описывает ярмарку в Барнауле: «Я прямо остолбенел, увидев ларек, отделанный вяземскими пряниками. А там, за прилавком — филииповские, мятные, медовые, московские и другие пряники. Разное печенье, конфеты. Над ларьком вывеска: «Изделия купца первой гильдии Зудилова». Его мама,  врачом, старалась не делать покупок на улице, но герой повествования не остался без вяземского пряника: «Так мы и вернулись домой, ничего не купив. Но вяземских пряников по дороге в магазине мама купила полфунта».
В своем романе «Пшеница и плевелы» Б.А. Садовский с редким талантом, тщательностью и любовью воссоздающий мир России, которую мы потеряли в трагических потрясениях XX века, описывает Макарьевскую ярмарку. На ней среди рекламной многоголосицы торговцев звучало и такое: «Пряники тульские, вяземские, тверские! На имбире, на малине, на мяте, на цукате!»
И.А. Орлов в интересной и очень основательной статье «Тагил торговый» рассказывает о дореволюционных традициях города. Отмечая,в частности, и славу местных пряников, он пишет: «С детства помню пряники Карташева. Пряничный магазин находился при его доме по Арзамасской улице в первом квартале от улицы Мамина, недалеко от рынка. Карташев выпекал несколько видов пряников: белые с красным пояском, с изюмом, пареные, паточные, мятные, маковые и др. По форме они были разными: рыбка, лошадка, кукла. По цене они были разные, но, наверное, не очень дорогие. Ими угощали гостей, дарили детям как лакомство, брали как угощение на вечеринки. Их бросали на встречные повозки девушкам во время масленского катания на лошадях по Александровской улице. Приезжие из деревень покупали пряники домой как гостинцы. Бытовали поговорки: «Не заигрывай без пряников», «Пряником не заманишь». В некоторых бакалейных магазинах продавались «вяземские» пряники. Они были привозными, и, видимо, сравнительно дорогими».
Анна Маслова, листая старые страницы «Уфимских губернских ведомостей» за февраль-март 1906 года, рассказывает о том, как проходила уфимская ярмарка. Без вяземских пряников ярмарку представить невозможно: «...вяземские пряники были золотистого цвета небольшого размера. Печатали их с досок, пекли с добавкой лесных орехов, меда и десяти видов пряностей. Славились они не меньше тульских и изготовлялись, как видно, не только в Вязьме».
Подобную картину можно было наблюдать и на многих других ярмарках. Вот, например, ярмарка в Самаре: «Каждое лето набережную Волги оживляла Казанская ярмарка. Обычная картина — пароходные пристани со складами... и наваленными прямо на землю горами воблы —дополнялись множеством лавчонок — целый ярмарочный городок. Особенно бросалась в глаза всякая снедь, главным образом сладкая: разнообразные сорта халвы, пряники; особенным успехом пользовались знаменитые тогда вяземские пряники, было много сушеных фруктов, рыбы. Редкий самарец упускал случай посетить это торжество. Покупка же пряников являлась прямо традицией».
У А.П. Чехова в повести «Степь» мальчик Егорушка долго рассматривал в лавке мелкого торговца ящики с пряниками, а потом спрашивал, указывая на мелкие вяземские пряники, сколько они стоят. Пара пряников оценивалась в одну копейку. Для примера можно привести зарплату наемных рабочих в начале XX века: у мужчин — по 10-12 рублей в месяц, у женщин — по 8-10. Впрочем, если чернорабочие у приличных хозяев получали по 15-20 рублей, то квалифицированные — до60-70 рублей. Прожиточный минимум, по подсчетам историков, в те времена составлял 5 рублей в месяц на человека.
В своих воспоминаниях «На земле и в небе» М.М. Громов в главе о детстве вспоминает о поездке к родным в село Теребино: «В Твери поезд останавливался на 10 минут. Мы с сестрой очень волновались, когда мать оставляла нас в вагоне, а сама шла покупать в подарок бабушке, ребятам и тетям тверские белые мятные пряники. Тверские, вяземские и тульские пряники считались тогда непревзойденным лакомством».
Можно по разному относиться к фильму «Сибирский цирюльник», но отметим эпизод празднования масленицы, в котором англичанка миссис Джейн открывает для себя мир русской еды: «...А сколько пряников на лотках: «печатных», вяземских, белых мятных; а круглые поджаристые пирожки, а «пополамные» расстегаи из стерляжьих и налимьих печенок, а ситные пироги с грибами и слоем костяных мозгов в черном масле, а калачи... Дымятся огромные, в два человечьих роста, пузатые самовары».
Российский пряник являлся неизменной принадлежностью всех социальных слоев — от царского стола до бедной крестьянской избы. Например, на праздничном обеде по случаю вступления на престол самодержца всея Руси Александра III в 1883 г. не было случайных угощений. Все меню состояло из национальных яств, и среди них на десерт был «сладкий стручковый горох. Стручки цареградские. Бабашки с маком, пряники вяземские и городецкие». Об этом рассказывает в своей книге «Кулинарное искусство века» Вильям Васильевич Похлебкин. Правда, он отмечает одно исключение из этого принципиально национального меню. Вина подавались всякие — французские, испанские, итальянские, немецкие, венгерские (токайское).
В книге «История водки» В. В. Похлебкин отмечает типичные, специфические для какого-либо города или местности «фирменные» товары:«...московские калачи, московская водка, тульские или вяземские пряники, коломенская пастила, валдайские баранки, выборгские крендели и т.д. Иными словами, все эти названия целиком связаны с возникновением данного производства первоначально в определенном месте и с продолжением специализации этого места на производстве именно этого вида продукта. Причем важно отметить, что продолжение специализации влекло за собой стремление закрепить репутацию товара и потому обязывало подымать всемерно его качество. Тем самым названия«московская водка» или «вяземские пряники» звучали уже через несколько десятилетий как гарантия высокого качества, как признание, похвала качеству».
Довольно часто вяземский пряник играл роль спутника самых сердечных чувств. М.Е. Салтыков-Щедрин в «Истории одного города»,рассказывая о деяниях очередного градоначальника в главе «Голодный город», приводит пример, когда вяземские пряники являются средством выражения лирических чувств героя — Петра Петровича Фердыщенко. События разворачивались в 1776 году. Человеком он был простым, ко всем обращался «братик-сударик», в том числе и к тем, кого приказывал высечь. Однажды он влюбился в жену мелкого торговца Аленку. Ухаживая за ней, бригадир Фердыщенко подарил ей «вяземский пряник и банку помады». Для ее мужа, для жителей Глупова, для самой Аленки это закончилось плохо, в чем, конечно же, вяземские пряники не виноваты, но это уже совсем другая история.
В повести «Анна Тимофеевна» К. Федин рассказывает о «подвиге»одного из героев повествования: «...Рассыпал на столе вяземские пряники—в пакете принес от купца знакомого — водит волосатой рукой по липким сладостям, угощает: — Почему не ешь? Ешь, говорю тебе, лопай!Я для тебя старался: три фунта сожрал — три фунта выспорил. На спор жрал, вот! Может, ради тебя сподобиться мог, а ты не ешь?..»
Характеризуя творчество писателя и инженера Н.Г. Гарина-Михайловского (1852-1906 гг.), A.M. Горький отмечает, что в его суровых очерках не найти «мужичка, раскрашенного в красный цвет и вкусного,как вяземский пряник». Действительно, рассказ о Сибири у писателя явно не облит сиропом, но для нашего повествования находим еще одно-использование понятия «вяземский пряник» как чего-то, что является антонимом суровой, жесткой жизни.
Писатель Владимир Санин хорошо известен как великолепный знаток освоения Арктики. В повести «Одержимый» он приводит пример борьбы за спасение нескольких кораблей в Арктике: «Твоей «Вязьме»хуже всех пришлось, — посочувствовал Воротилин. — Ну, кроме тех четырех, что перевернулись. — Окалываться надо, а они в кубрики попрятались, — насмешливо сказал Птаха. — Пряники вяземские!».
В стихотворении «De revolutionibus orbis» Наталья Горбаневская по-своему использует образ вяземского пряника: «Гелиоцентричный Коперник / валился с овальных орбит / и, в звездный закутавшись пыльник, /крошился, как торунский перник, / под вяземский пряник обрит».
Олег Юрьев в повести «Полуостров Жидятин» использует образ вяземского пряника для яркой характеристики одного из своих персонажей: «...их атаман Вовка Субботин, коломенская верста с физиономией вяземского пряника».
Геннадий Семенихин в своем произведении «Космонавты живут на земле» рассказывает о том, как Юрий Гагарин в мае 1961 года, возвращаясь в Москву, проезжает по пути небольшой городок Верхиеволжск. В рассказе о городе автор упоминает пряники: «...Да и пряники местные со штемпелем известного по всей Волге купца Буркалова тоже что-то значили, хоть и были похуже вяземских и тульских». Этот пример наводит на мысль о том, что, наверняка, культурный мир Смоленщины во всем его многообразии оказал влияние на формирование личности первого космонавта планеты. Эта тема еще ждет своего исследователя.
Вяземский пряник упоминается и в военно-исторической литературе. В историческом романе известного и популярного в свое время писателя Г.П. Данилевского «Сожженная Москва» есть рассказ о Наполеоне и настроениях в российском обществе накануне Отечественной войны 1812 г., в ходе которого один из героев говорит: «...А у пас? Чего ему нужно?.. Вяземских пряников, что ли, смоленской морошки да ярославских лык?..»
В ярком публицистическом очерке, напечатанном в самой популярной и любимой газете времен Великой Отечественной войны «Красной звезде» (25 января 1942 года), Илья Эренбург писал: «...Наши бойцы теперь не смотрят, сколько от Москвы. Они смотрят, сколько до Вязьмы. Они смотрят, и они идут вперед. Вчера они взяли Уварово —последний пункт Московской области. Генерал Орлов, улыбаясь, говорит: «Скоро ко мне приедете», — он из Белоруссии. А бойцы шутят:«Скоро фрицы вяземские пряники попробуют...». Последний пример позволяет говорить о том, что образ вяземского пряника стал достоянием фольклорной стихии. Это не только былины, поговорки и песни, но и анекдоты, шутки, частушки, дворовые песни.
Русская литературная традиция — это тонкое и глубокое проникновение в духовный мир человека. Однако у Ломоносова и Пушкина, Гоголя и Чехова и многих других немало замечательных страниц посвящено воспеванию еды. Литературная известность вяземского пряника еще одно подтверждение этому.
Не менее важно осознать, что речь идет об огромных потерях культурных ценностей нашей Родины в XX веке, пережившей Культурную Катастрофу в ходе коммунистического эксперимента. Сегодня Обретение Родины — это возрождение не только православия, семейных ценностей, свободного труда, уважения к личности человека, но и традиций национальной еды. Возвращение вяземского пряника в нашу жизнь и культуру — один из приоритетов на этом сложном пути.

Пряник в народной культуре

С пряниками было связано много народных обычаев и традиций. Пряники разделялись по назначению: подарочные, прощальные, свадебные, поминальные, лечебные, игровые... Без них не проходило ни одно событие. Так, пряник дарили невесте на свадьбе, а заканчивалось свадебное пиршество тем, что гостям давали по кусочку пряника. Получив кусочек, гости знали, что праздник окончен, пора расходиться по домам, поэтому этот пряник назывался «разгонный». Девушки, мечтавшие о замужестве, съедали затем этот пряник с особенным чувством. Да и сам пряник делали большим, красиво украшенным. На другой день после свадьбы молодожены шли в дом к родителям с пряником,и на него все клали подарки и деньги.
Был и еще обычай: ловить пряники. На второй день Пасхи девушки в лучших нарядах выстраивались в круг на площадке около церкви, а парни кидали в них пряники, баранки, конфеты, причем каждый старался попасть в свою избранницу.
В Егорьев день (23 апреля) лепные, фигурные пряники давали животным, чтобы скот летом ходил сам домой и лучше плодился.
К Новому году выпекали небольшие пряники в виде птиц и зверушек, которые использовались как елочные украшения и одновременно являлись лакомством. В Рождественские святки самым ценным подарком для колядовщиков был пряник — как символ благополучия, процветания, богатства. Детям к Новому году и Рождеству пеклись специальные пряничные фигурки в виде церквей, барышень, кавалеров, животных, деревьев, сказочных персонажей и так далее. Пряники для детей, изготовленные в виде заглавных букв, служили им еще и своеобразной сладкой азбукой.
Пряники было принято дарить в Прощеное Воскресенье, которое приходилось на последний день Масленицы перед началом Великого поста. В этот день по христианскому обычаю ходили «прощаться» — просить друг у друга прощения за все причиненные обиды. Визиты сопровождались подношением пирогов и очень больших по весу пряников (от двух до пяти килограммов).
Пряникам приписывали лечебные свойства. Считалось, например, что пряники, специально изготовленные в монастырских пекарнях, обладают целебными свойствами и помогают в лечении некоторых тяжких недугов. Поэтому монастырские служки выпекали их с особым усердием,украшая с обратной стороны заглавными буквами имен архангелов.
А еще пряники небольшого размера использовали для игры. Побеждал тот, чей пряник летел дальше всех и при падении не разбивался. Хорошо известное выражение «как пряник ломается» возникло на ярмарочных играх, когда одним движением руки нужно было пряник натри равные части разломить. Говорят, находились среди игроков такие ловкачи, что за одну только ярмарочную неделю до 20 пудов пряников выигрывали.

История пряничного дела

Пряник со времени своего появления прошел очень длинный путь. Его возникновение неразрывно связано с таким величайшим открытием человечества, как хлеб, который появился еще в неолитическую эпоху. Переход от первобытнообщинного общества к аграрному историки называют неолитической революцией. Из вечного странника человек поневоле перешелк оседлому образу жизни. Окультурив дикие растения и приручив диких животных, люди приобрели Дом. И с тех пор, как люди научились выпекать из зерновой каши пресные лепешки, хлеб стал для них не только пищей насущной, но и основой жизни, культуры, религии, взаимоотношений с другими народами, являясь к тому же одним из главных атрибутов древних ритуально-магических культов во многих странах.
В древнем Иране, где поклонялись богу Солнца Митре, в его честь лепешке придавали круглую форму, что до сих пор сохранилось у народов Ближнего Востока и Средней Азии (славянский блин тоже символизирует Солнце). Две тысячи лет назад в Сирии договоры скреплялись пожатием рук над хлебом, а египтяне предлагали хлеб в качестве залога мира.
Обрядов и культов, связанных с хлебом, было великое множество, но все их объединяло одно — желание получить покровительство богов. Рассказывают, что Пифагор, когда открыл, что гипотенуза имеет соответствие с катетами треугольника, то принес в жертву быка, сделанного из пшеничного теста. Пшеничный бык — «пифагоров пряник», как и «пифагоровы штаны», стал крылатым выражением. О хлебе в христианстве как пищи нетолько насущной, но и символе пищи духовной, хорошо известно.
Переход от обрядового печения к прянику происходил на протяжении нескольких столетий. На Руси первые пряники, называемые «медовым хлебом», появились еще около IX века. Они представляли собой смесь ржаной муки с медом и ягодным соком, причем мед в них составлял почти половину от всех других ингредиентов. Пряники — не русское изобретение, они характерны для многих европейских народов. Испокон веков они были национальным лакомством русских, прибалтов (литовцев, латышей, эстонцев), немцев, поляков, шотландцев. Однако, если пряник — лакомство, где главными частями являются пшеничная мука и мед, — то, безусловно, это чисто русское изобретение. Позже в «медовый хлеб» стали добавлять лесные травы и коренья, а в ХII-ХIII веках, когда на Руси начали появляться экзотические пряности, привезенные из Индии и Ближнего Востока, пряник получил свое название и практически окончательно оформился в то лакомство, которое известно нам.
В XVII веке пряники подавались и к царскому столу. Знаменитый немецкий путешественник Адам Олеарий, побывавший на Руси в 1633 году, записал в своем дневнике: «...позабавившись охотой, угощал нас царь пряниками, астраханским виноградом и вишневым вареньем».
В XVII-XIX веках пряничное дело было распространенным народным промыслом. В каждой местности выпекали свои пряники по традиционным рецептам, а секреты изготовления передавались из поколения в поколение. Мастеров, которые занимались пряничным производством, называли прянишниками (отсюда и произошла известная фамилия Прянишников).
Прянишник в Вязьме впервые упомянут в писцовой книге г. Вязьмы1646 г. Р.Ф. Боборыкина и подьячего П. Титова. У И.П. Виноградова в его известной книге «Исторический очерк города Вязьмы с древнейших времен до XVII в. (включительно)» говорится: «Упоминание в том же году (1646 г.) «пряничника» дает основание предполагать, что и тогда известны были так называемые «вяземские пряники».
Многие российские губернии могли похвастаться своими печатными пряниками, а в сохранившемся документе XVIII столетия отмечается особенная прелесть пряников вяземских: «Многие из купечества и мещанства делают так называемые вяземские пряники, которые известны и славны по всей Руси». К концу XIX века прянишники в России предлагали около двадцати сортов пряников.
Напомним хорошо известный, но недооцениваемый нами факт. Родоначальниками fast food в Европе иногда называют не MacDonalds,а русских казаков. В 1813 и 1814 годах русская армия участвовала в оккупации брошенного императором Наполеоном Парижа. Страшные бородатые воины в синих мундирах с пиками и шашками заходили в парижские кафе и торопили официантов: «Быстро, быстро». «Варвары с Востока» Париж не сожгли. А после ухода русской армии в «Московию» традиции маленьких ресторанчиков, в которых человек мог быстро поесть, сохранились. «Бистро» — так стали называть на свой манер французы кафе с «быстрой пищей», заменив трудно выговариваемую букву «ы» на более традиционную «и». За довольно короткое время бистро распространились во Франции, затем — по Европе, а в наши дни появились в виде заграничной новинки в России.
В России для людей, сильно торопившихся по делам, на улицах торговали лоточники, сбитенщики. К. Боратынская дает блестящее описание уличной торговли: «Лоточники, торговавшие нищей, предпочитали печености — пирожные (20 копеек), сахарные пышки, пироги (подовые и постные гречневые, с луком, с синей морошкой и черникой), русский вариант гамбургеров и чизбургеров — бутерброды(с семгой, белой или другой рыбой, с чайной колбасой, среди которой самая дешевая стоила 24 копейки за фунт), булочки французские (5 копеек), плюшки (2-3 копейки), пирожки (3-5 копеек), калачи (лучшая мука-крупчатка для которых стоила 6 копеек за фунт),финтифлюшки или кренделя. Детвора обожала пряники... Лучшие из них были вяземские пряники печатные — формы маленьких кирпичиков. В них были вкраплены цукаты. Эти пряники были дорогие. Затем шли белые мятные в форме рыб. Пряник такой вполне удовлетворял аппетит, и почти не было на ярмарке ребенка без такой рыбы с откусанным хвостом в руке».

Виды пряников

Производство пряников — достаточно сложный и трудоемкий технологический процесс. Вот как описал его Н.Н. Ляшко в своем автобиографическом романе «Сладкая каторга»: «В пряничной мастерской стоял грохот, и густо пахло аммонием и мятным маслом. Человек пятнадцать пряничников ладонями вжимали в гнездо деревянных штампов комочки теста, ударяли штампами о верстак, и сырые отформованные пряники летели на полотнище. Работницы собирали их с полотнища и складывали на лотки... Вереницы мальчиков и девушек раскатывали на верстаке вдоль окон мятное тесто и неуловимо для глаз длинными ножами — тра-та-та-та — резали его на ровные кусочки. Работницы обкатывали эти кусочки в муке, ладонями превращали их в шарики и подобием совка перебрасывали на стол посреди мастерской. Здесь человек тридцать мужчин, мальчиков и женщин втискивали эти шарики в деревянные формы, ударяли ими, и на середину стола падали сырые пряники с буквами «ХПВ» (Харитон Петрович Воскобойни-ков — купец, владелец фабрики)». Таким образом, мы видим, что производство пряников было трудоемким, сложным технологическим процессом. В пряничном искусстве, как и в других областях народного творчества, можно встретить свои школы.
Вкусовое разнообразие русских пряников зависело от муки (как правило, использовали ситную ржаную или крупчатую пшеничную) и от теста (простое пресное применяли для изготовления дешевых сортов, из кислого делали дорогие «коврижки», существовало также заварное тесто и тесто, выдержанное на морозе), от основы, на которой замешивалось тесто (на меду — так называемые «одномёдные», на патоке, насолоде, на сусле, на сахарном сиропе, на розовой воде, на ягодах), и,конечно, от пряностей и добавок, называвшихся в старину «сухими духами», среди которых наиболее популярными были черный перец, итальянский укрой, померанцевая корка (горький апельсин), лимон, мята, ваниль, имбирь, анис, тмин, мускат, гвоздика.
В России существовало три вида пряников, получивших свое название по технологии их производства: лепные, вырезные и печатные. На особом счету стояли северные «козули», выпекавшиеся в Мурманской, Архангельской, Вологодской, Олонецкой губерниях, на Беломорском побережье. Фигурки, пришедшие к нам из глубины веков, несут радость бытия, создают настроение душевной открытости, хранят мудрость наших предков. Никакого специального оборудования для их формовки не требовалось — их лепили из теста прямо руками. Красота и выразительность таких пряников полностью зависела от искусства некаря, от его умения в условной декоративной манере передавать самое характерное. Лепные пряники подчас представляли собой довольно сложную декоративную скульптуру, изготовление которой требовало большого труда. Они когда-то были связаны с языческими обрядами древней Руси. Вырезные пряники вырезались из теста ножом или металлической формой в виде изогнутой по контурам пряника полоски. Вдавливая ее в тесто, получали одинаковые силуэтные фигуры. Печатные пряники печатали на тесте деревянными формами — так называемыми пряничными досками. Форма для пряников —это доска из древесины лиственных деревьев с вырезанным в ней обратным рельефом.
Существовали также пряники, которые современные исследователи называют комбинированными. В них сочетались плоский силуэт из темного теста и вылепленная на нем фигурка из цветного сахара. Такие пряники, обычно выпекавшиеся в Коломне и Калуге, были небольшого размера и предназначались для украшения новогодней елки.

Пряничные доски

Массовое производство, возникшее в ходе формирования индустриального общества, сделало доступным для большинства людей товары и услуги, которые в прежние времена были роскошью. Этот процесс сопровождался исчезновением товаров-шедевров. Прежние технологии немогли конкурировать с массовым производством из-за своей сложности.
Например, производство печатных пряников предполагало использование пряничных досок. Специалистов по их производству в старину называли «знаменщики». Вот что писал об этих досках первый исследователь пряников И. Голышев, известный владимирский краевед и этнограф, составивший в 1870 годах «Атлас рисунков со старинных прянишных досок»: «Доски для пряников вырезались преимущественно на грушевых и липовых досках и имели порядочную ценность, от 3 до 15 рублей серебром». Изготовление пряничных досок было сложнейшим технологическим процессом, требовавшим высокого художественного мастерства. Конечно, это не скрипка Страдивари, по все же!
Доски резали из березы и груши. Подходили деревья, которым было около тридцати лет. Для пряничных досок использовали нижнюю часть ствола. Ее резали на доски толщиной около 5 см, которые сушили от5 до 20 лет при естественной температуре так, чтобы не попадали на них лучи солнца. Края досок для прочности, избегая трещин, смазывали смолой или воском. После того, как доска была готова, резчик-художник наносил рисунок. Фигурный пряник — предмет художественного творчества. Требовались не только вкус, но и красота, поэтому резьбе придавалось особое значение. Изделия пекарей созданы в соавторстве с резчиками досок.
Размер и форма пряничных досок диктовались назначением пряника. Существовало два типа пряничных досок — «штучные», позволяющие сделать оттиск только одного пряника, и «наборные», когда на доске размещались 2, 4, 8, 16 и более «шашек» с одним и тем же или разными сюжетами. Встречаются наборные доски и со 120 шашками. Вяземские пряники печатались с помощью доски, имеющей до полусотни продолговатых делений. В каждом прямоугольнике в качестве украшения вырезали всего три буквы — «ВЯЗ». Получив с помощью такой доски отпечаток на тесте, пряник пекли, а затем разрезали ножом но специальным углублениям на равные прямоугольные прянички.
Пекари старались заказывать пряничные доски лучшим резчикам. Ведь красота печатного пряника, в конечном счете, зависела от их фантазии и таланта Изготовление пряничных досок и выпечка с их помощью пряников были развиты в Москве, Вязьме, Туле, Твери, Городце, Вологде и Архангельске.
Любимым материалом резчиков по дереву считалась липа, но при изготовлении пряничных досок предпочтение все же отдавалось более твердым породам древесины: клену, ореху, груше, а чаще всего — березе. Доски из этих пород были долговечными, грани резьбы не «заваливались», соответственно и рисунок пряников долгое время оставался четким. Для того,чтобы форма служила как можно дольше, доску, предназначенную для резки, долго и тщательно высушивали, а уже готовую форму проваривали в кипящем растительном масле или ставили в восковую баню. К обработанным таким образом доскам тесто не прилипало и легко сходило. С этим же была связана и особенность порезки пряничной доски, резные грани которой должны были иметь открытый наклон, также позволявший тесту легко сходить, не деформируя рисунка на оттиске.
В современных условиях вряд ли реально возобновить конкурентное производство печатных пряников на основе копирования старинных технологий. Желательно, чтобы государство с помощью дотаций или налоговых льгот стимулировало производство продукции, имеющей не только экономическое, по и культурное значение. Кроме этого, очередной технологический переворот может позволить, пусть и с какими-то упрощениями, возобновить производство продукции, имеющей культурно-экономическое измерение. В том числе и печатных пряников.

Заключение

Интересный рассказ о вяземском прянике, как «Прянике» с большой буквы, предлагает Светлана Мамлева в статье «Жалкое подобие», опубликованной в газете «Алфавит». Процитируем ее поподробнее, что вряд ли кто-то из читателей осудит: «Это был Пряник из рода пряников!Будучи Пряником, он имел мало общего с тульским и московским сородичами. А уж с современными беспородными его вообще грех сравнивать. Маленький, золотистого цвета прямоугольничек, на один-два укуса,с нанесенным формой-печатью ободком и тремя буквами — ВЯЗ, подтверждающими благородное происхождение Пряника. Он благоухал, начиненный орехами, медом и десятью видами пряностей. — Он таял во рту, — вздыхали старожилы, помнящие вкус Пряника. Первый раз вяземский пряник исчез в семнадцатом, унесенный военными и революционными ветрами. Исчез вместе с пекарнями и их хозяевами, печами с ольховыми и березовыми поленьями, тугими мешками с мукой и бочонками с медом. Ненадолго он вернулся в разгар НЭПа. Снова возникли пекарни, появились поленницы дров, мешки с мукой и бочонки с медом. Зимой в свежем морозном воздухе разносились по округе запахи экзотических пряностей, пропитавших сдобное, тающее во рту тесто. Кончился НЭП, и Пряник канул в небытие.
Рассказывают, что в канун 50-летия советской власти пришел в горком партии старичок — бывший подручный пекаря одной из пекарен, откуда пряники отправлялись прямо в Англию. Пришел с рецептом к празднику. В горкоме прочли перечень неведомых властям и горожанам орехов и пряностей, и привезли старичка на горпищекомбинат. Старичок посмотрел на электрические печи и изрек: — А еще знать надо: какие поленья и когда подкладывать, чтобы пряники пропеклись. Ольховый лес на берегу реки Бебри давно вырубили, рассыпались от времени хитроумные дровяные печи, из которых когда-то выходили вяземские пряники. Рецепт положили под сукно. Потом, кажется, ближе к Олимпиаде 1980 года, решили-таки испечь пряник из того, что Бог послал, а вернее, из тех продуктов, которыми располагала торговая сеть. Арахис должен был заменить собой все орехи, положенные по рецепту. Но, говорят, какая-то смена в цеху, выпекавшая пряники, с истинно российской смекалкой решила заменить и арахис соевыми бобами. Сошло. Старожилы, попробовав пряники, не признали в них старых знакомцев. Они оказались непропеченными, тяжелыми и никак не желали таять во рту. Потом старый Вяземский горпищекомбинат снесли и построили на другом конце города новый. И след вяземского пряника затерялся окончательно».
Эту историю уточняет вяземский краевед Д.Е. Комаров: «После Великой Отечественной войны рецепт изготовления вяземского пряника едва не оказался потерянным, но в 1949 году житель Вязьмы Прокофий Ефимович Барышев, занимавшийся производством пряников с 1889 по1937 г., передал органам местной власти свой рецепт изготовления данного продукта. Следует отметить, что фамилия Барышев является исконно вяземской. Барышевы упоминаются как купцы в очерке Виноградова в XVII в. В 1858 году купец II гильдии Иван Семенович Барышев являлся городским бургомистром. В журналах земского собрания за1871 год также встречаются Барышевы, купцы I гильдии, именитые граждане. В «Памятной книжке Смоленской губернии» есть упоминание об Иване Васильевиче Барышеве, бывшем в 1907 году городским главою в Вязьме. Рецептура П.Е. Барышева содержала 5 сортов пряников».
Сегодня только тульские пряники, несмотря на их выработку, в том числе и на механизированных поточных линиях, своей индивидуальности не потеряли. В остальных городах и весях производят достаточно безликую продукцию. Приведем стандартное определение пряника:«Мучные кондитерские изделия разнообразной формы с выпуклой поверхностью, содержащие большое количество сахара и различные вкусовые добавки».
Значительным событием в развитии пряничного дела стало открытие сахара в свекле Маркграфом в 1747 г., совершившее переворот во всем кондитерском производстве. Пряничное производство выросло до огромных объемов, но полное устранение меда снизило вкусовые качества пряников, так как его ферменты придают изделию неповторимый аромат и свежесть. Не последнюю роль в создании вкуса и аромата в пряпиках играют «сухие духи»: имбирь, кардамон, корица, гвоздика, душистый перец, апис, тмин, кориандр, мускат, бадьян, шафран, чабрец, мята,ваниль — вот те пряно-ароматические растения, которыми создается букет. Известно их лечебное и профилактическое воздействие на организм человека.
В заключение хотелось бы высказать следующее предложение. В пашей стране памятник — все еще средство агитации и пропаганды каких-либо больших идей и людей. Наверное, это неизбежно. Но хотелось бы,чтобы российские города, прежде всего, служили обычным людям и их повседневной жизни. Может быть, кто-то удивится, но есть смысл сделать памятник вяземскому прянику в Вязьме. Он может стать своего рода визитной карточкой города. У горожан такой памятник воспитывал бы чувство гордости к малой Родине и уюта.
Памятник вяземскому прянику не должен быть монументальным и величественным. Он должен быть домашним, как сам пряник, даривший тепло и радость детям и взрослым. Кроме того, образ вяземского пряника можно использовать в декоративном оформлении Вязьмы. Например,въездной знак в город может быть оформлен как печатный пряник с витиеватой надписью «Вязьма». Под вяземский пряник могут быть стилизованы сиденья лавочек в городе. Где-то можно сделать входные двери в виде вяземского пряника... В оформлении кафе и магазинов возможны самые разные образы вяземского пряника. И, конечно же, лучше один раз попробовать вкусный вяземский пряник, чем сто раз его увидеть и тысячу раз о нем услышать. В надежде па это предлагаю начать писать Вяземский пряник всегда с большой буквы!

 

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Алексушин Г. «Быстрая» еда по-русски // http://www.cofe.ru/
  2. Беляева Е. Пять мифов о Самаре // http://www.muscum.samara.ru/

3.      Виноградов И.П. Исторический очерк города Вязьмы с древнейших времен до XVII в. (включительно). М., 1890. С. 91.
4.      Горбаневская Н. // www.rvb.ru/np/publication/02comm/02/llgorbanev
5.      Громов М.М. На земле и в небе // www.tcstpilot.ru/rcview/carth_sky/sky/childhood

  1. Даль В.И. Толковый словарь великорусского языка. Электронное издание.
  2. Даль В.И. Привередница // За горами, за лесами. М.: Просвещение, 1989.
  1. Данилевский Г.П. Сожженная Москва// www.militcra.lib.ru/prosc/russian/danilcvskyl
  2. Добужинский М.В. Петербург моего детства // www.rels.obninsk.com/rcls/limited

 

  1. Зверев М. Заимка в бору // www.irbis.asu.ru/docs/altai/literaturc/zver
  2. Комаров Д.Е. Вязьма и уезд в XIX веке. Смоленск, 2000. С. 122-127.
  3. Коновалова М. Этюд о пряниках // Хлебопродукты. №3. 2004.
  4. Лупина О. Из истории пряничного дела // Вокруг света. №2. 2002.
  5. Малахип В. Пряничные доски // Вокруг света. №2. 2002.
  6. Мамлева С. Жалкое подобие // Алфавит. №14 (176). 2002.
  7. Маслова А. Уфимские губернские ведомости // http://www.journal-ufa.ru/

17.     Орлов А. Об обращениях граждан за период 23-28 сентября 2002 //http://www.krcmlin.ru/

  1. Орлов И.А.. Тагил торговый // http://www.javascript:history.back/
  2. Похлебкин В.В. Кулинарное искусство века // Огонек. № 41. 1996.

20.       Похлебкин В.В. История водки // http://www.melissa.ru/

  1. Садовский Б.А. Пшеница и плевелы // Новый мир. 1993. №11.
  2. Санин В. // www. sanin-vladimir.viv.ru/cont/sanin2r/28.html

23.       Салтыков-Щедрин М.Е. История одного города // www.infolio.asf.ru/Rlit/Saltykov
24.       Семинихин Г. // www.semenihin-gcnnadij.viv.ru/cont/kosmonaw/10.html
25.    Таек     С.     Фельдъегерская     элегия     А.С.     Пушкину     //www.slavamalezhik.narod.ru/task

  1. Трофимов А. Смоляне в окружении АС. Пушкина. Смоленск, 1995. С. 102
  2. Чехов АЛ. Степь. М, 1982.
  3. Федотов Г. Пряничная доска // Юный Техник. № 12. 1983.
  4. Цветкова Н.В., АС. Пушкин и П.А. Вяземский: диалог критиков, поэтови друзей // http://www.journal.pskov.ru/.

30.       Ходасевич В. // www.itlibitum.ru/library/BOOK/RUSSIAN/AUTHOR/HODASEVICH
31.       Эренбург И. Красная звезда. 1942. 25 января // militera.lib.ru

  1. Юрьев О. Полуостров Жидятин // www.art.uralinfo.ru/literat/Ural/
  2. Горят рождественские елки // www.histori.e-bury.ru/letopis/ocherki
  3. История пряника // http://www.lakomka.tula.net/
  4. Рождественский пряник // http://www.conditer.ru/

36. Сибирский цирюльник. Киносценарий // menshikov.ru/cinema/sc/scsccnmaslenitsa 1


На главную       Вернуться назад

 ВНИМАНИЕ!!!

Редакция сайта не отвечает за комментарии, но оставляет за собой право на их редактирование! Подробнее...