Мой город - Вязьма
Город воинской славы
основан в 1239 году
И.В. Демидова
Глава МО "Вяземский район"
А.А. Григорьев
Глава МО Вяземского городского поселения

В память о военных событиях на Богородицком поле.

11.10.2007 26
Дата - 11 октября - навсегда вошла в российскую историю как память о героизме советских войск, сражавшихся в «вяземском котле» в октябре 1941 года. Ежегодно на Богородицком поле 11 октября собираются люди, чтобы воздать дань уважения советским воинам, мужественно стоявшим на подступах к столице.

  2 октября 1941 года на вяземском направлении началось массированное немецкое наступление группы армий “Центр” на Москву. В тот день, обращаясь к своим войскам, Гитлер подчеркнул: «Создана наконец, предпосылка к последнему огромному удару, который еще до наступления зимы должен привести к уничтожению врага... Сегодня начинается последнее, большое, решающее сражение этого года!».
 В день наступления немецкая авиация нанесла удар по штабу За падного фронта, который находился в деревне Касне Вяземского района. Танковые колонны немецкий армии «Центр» двинулись в обход основных сил наших армий и  6 октября 1941 года прорвались к Вязьме. На следующий день немецкие войска завершили полное окружение наших частей, соединились в районе Вязьмы и  замкнули огромный «котел», в который попали пять советских армий.
 Немецкая операция "Тайфун"не знала равных по масштабам с начала войны. Гитлер бросил на московское направление примерно 38 процентов пехотных и 64 процента танковых и моторизованных дивизий, а также свой 2-й воздушный флот, стремясь овладеть Москвой еще до наступления зимы.
 «Наши войска стояли насмерть на первоначальных рубежах обороны, - писал в своей исследовательской работе вяземский историк Игорь Михайлов, - цепляясь за каждый клочок земли, медленно отступая под напором немецкого железа и не смея без приказа Ставки (следует читать без приказа Сталина) отойти на другие рубежи обороны, хотя уже 4 октября кольцо окружения приобрело довольно ясные очертания».
  Приказ Ставки о возможности отступления был утвержден 5 октября. Само отступление началось еще позже - 6 октября. Несколько армий отходили к Вязьме, предполагая, что идут в тыл, но город  уже был захвачен врагом. Почти столкнулся с немецкими танками и чуть было не попал в плен командующий 16 армией К.К.Рокосовский. Ставка  поручила ему организовать оборону Вязьмы, но было уже слишком поздно… 
 У села Богородицкое, в ночь с 11 на 12 октября была предпринята попытка прорыва кольца окружения 2-й и 91-й стрелковыми дивизиями. Но уже утром противник, подтянув свежие силы, снова сомкнул кольцо. 
  Тогда оставшиеся части 19-й армии по приказу командующего Западным фронтом Г.К. Жукова отдельными группами перешли на юг от Минского шоссе на соединение с 20-й армией, где шли основные бои Вяземской оборонительной операции. 
  «7-13 октября самые трагические и кровавые дни вяземских боев, - отмечено в исследовательской работе Игоря Михайлова. - Дороги, запруженные людьми, повозками, техникой. Войскам был отдан приказ идти день и ночь, темпом 70 километров в сутки. Беспрестанные налеты немецкой авиации и артиллерийский огонь - одно спасение - скрываться в лесах, но и там была смерть, полная неясность куда идти, где наши, где немцы. Фронт и тыл перемешались в этом "котле". Смертельно измученные боями, почти не имея боеприпасов, горючего и продовольствия, окруженные части еще пытались вырваться из немецких тисков. А когда и эта попытка, предпринятая в районе деревни Богородицкое, потерпела неудачу (вырваться смогли немногие) армии сражались с врагом насколько хватало их сил».
  Вырваться живыми из «вяземского котла» удалось немногим. Есть сведения, что когда один из полков 2-й дивизии московского ополчения пошел на прорыв, в его составе насчитывалось 3330 человек. Когда же было прорвано второе кольцо окружения, в живых оставалось 33 человека! 
 Советским войскам под Вязьмой не хватало вооружения, боеприпасов, продовольствия, медикаментов. Тем не менее, они почти на три недели сковали 45 полнокровных танковых, моторизованных и пехотных немецких дивизий, что составляло до 64 процентов войск группы армий «Центр», нацеленных на Москву.
 Через Богородицкое прорывались остатки частей 16-й, 19-й, 20-й, 24-й армий и дивизий Московского ополчения. И все же врагом было захвачено около 600 тысяч советских воинов, погибло до миллиона советских солдат и офицеров. Во время последнего боя на Богородицком поле был тяжело ранен и попал в плен командующий войсками генерал-лейтенант М.Ф.Лукин.
Старожилы рассказывали, что в одном месте немцы сделали переправу через реку из тел погибших солдат, и река потом еще три дня текла кровью
 Старые вязьмичи и смоляне помнят, что колонна с советскими пленными растянулась от Вязьмы до самого Смоленска. Весной следующего года немцы гоняли местных жителей на захоронение павших осенью - оттаивал очередной слой и его хоронили; через несколько дней - следующий слой. Но и после проведённых захоронений многие послевоенные десятилетия Богородицкое поле невозможно было пахать - человеческие кости лежали на глубине штыковой лопаты. 
 Да, так было. Но было и другое - примеры высочайшего мужества и героизма. 
 Операция вермахта под кодовым названием «Тайфун», имевшая своей конечной целью захват Москвы, несмотря на успешное начало, так и не дала гитлеровцам желаемых результатов. От «Тайфуна» нашу столицу, да и всю страну, спасли попавшие в окружение под Вязьмой, но не сложившие оружия наши бойцы и командиры. 
 По воспоминаниям маршала Жукова, в результате активных действий окруженных под Вязьмой частей удалось выиграть время, построить оборону вокруг Москвы и подтянуть свежие резервные войска из Сибири, а немецкая тактика окружения впоследствии широко использовалась Советской армией.
 «Благодаря упорству и стойкости, которые проявили наши войска, дравшиеся в окружении в районе Вязьмы, мы выиграли драгоценное время для организации обороны на Можайской линии, - вспоминал впоследствии маршал Г.К. Жуков. - Пролитая кровь и жертвы, понесенные войсками окруженной группировки, оказались не напрасными. Подвиг героически сражавшихся под Вязьмой советских воинов, внесших великий вклад в общее дело защиты Москвы, еще ждет должной оценки».