Мой город - Вязьма
Город воинской славы
основан в 1239 году
И.В. Демидова
Глава МО "Вяземский район"
А.А. Григорьев
Глава МО Вяземского городского поселения

Презентация книги «Трагедия и бессмертие 33-ей армии»

07.03.2008 10

Накануне 65-ой годовщины освобождения  Вязьмы от немецко-фашистских захватчиков в читальном зале Вяземской центральной районной библиотеки состоялась презентация книги В.М. Мельникова «Трагедия и бессмертие 33-ей армии» в двух томах.

  Автор книги «Трагедия и бессмертие 33-й армии» - частый гость нашего города. Владимир Михайлович Мельников родился 14 августа 1957 года в г.Липки Киреевского района Тульской области. С 1974 по 2000 год служил в Вооруженных Силах. После окончания в 1978 году Харьковского гвардейского высшего танкового командного училища занимал различные командные должности. С 1995 по 2000 год командовал 12-м танковым полком гвардейской танковой Кантемировской дивизии. В 1990 году с отличием окончил Военную академию бронетанковых войск им. Р.Я.Малиновского.

  Двухтомник В. Мельникова «Трагедия и бессмертие 33-й армии» выпустило в свет издательство «Патриот». В книге рассказывается о частях и соединениях 33-й армии, которой в 1941—1942 годах командовал генерал-лейтенант М. Ефремов.

  Предлагаем читателям познакомиться с интервью, которое автор книги «Трагедия и бессмертие 33-й армии» В.М.Мельников дал вскоре после издания своего произведения.

– Владимир Михайлович, как возникла идея заняться историей 33-й армии?
– Дело в том, что я проходил службу в гвардейской танковой Кантемировской дивизии, которая дислоцируется на территории Наро-Фоминского района, где с середины октября 1941 года и почти до конца января 1942 года 33-я армия вела бои. Участвуя в подготовке и проведении учений, постоянно думал о частях и соединениях, которые сражались на данной местности в сорок первом. И сделал неутешительный для себя вывод о том, что об одном из ключевых направлений обороны столицы – наро-фоминском – практически нет основательных исторических исследований.
– С какими трудностями вы столкнулись, собирая материал для книги?
– Десятилетия после окончания войны, рассказывая о ней, средства массовой информации, как правило, больше показывали героические действия советских бойцов и командиров в победные периоды: в Сталинградской и Курской битвах, при освобождении европейских государств, в битве за Берлин. В то же время очень мало говорилось о наиболее тяжелых периодах войны, когда Красная Армия терпела горькие поражения, несла большие потери. Зато вовсю, как говорится, старались различного рода предвзятые историки и псевдоисторики, знатоки и «знахари». В последние 15 лет на суд читателей выплеснуто немало лжи и небылиц о тех суровых днях.
     Пришло время раскрыть всю трагическую и вместе с тем героическую правду начального периода войны.
     Нисколько не умаляя и не принижая роли и значения Сталинградской, Курской, Берлинской и других этапных битв, нельзя не признать, что при ином развитии событий под Москвой не только история Второй мировой войны, но и мировая история в целом могли бы пойти по другому руслу.
– Почему же, по вашему мнению, боевые действия на наро-фоминском и смежных с ним можайском, малоярославецком и калужском направлениях оказались исследованными недостаточно полно?
– Изучая архивные материалы, я выделил для себя три, на мой взгляд, основные причины.
     Во-первых, наро-фоминское направление как в немецких планах, так и в планах командования Западного фронта не было главным в силу сложившейся в то время обстановки, а посему не имело такого значения, как волоколамско-клинское и тульско-каширское.
     Во-вторых, существовавшая многие десятилетия практика показа войны через победные сражения не позволяла рассказать всю правду о событиях, связанных с гибелью ударной группировки 33-й армии в самом конце Московской битвы. К тому же вина в ее гибели лежит в основном на командовании Западного фронта, которое вначале недооценило возможности противника на этом участке, а затем не приняло всех возможных на то время мер по спасению окруженных соединений и частей.
     В-третьих, командовавшие в период битвы под Москвой фронтами, армиями и соединениями генералы Г. Жуков, И. Конев, А. Еременко, К. Рокоссовский, Л. Говоров, Ф. Голиков, а также В. Соколовский, М. Катуков, Л. Сандалов, П. Белов, А. Белобородов и другие прошли затем всю войну и стали известными полководцами и военачальниками. Многие из них оставили довольно подробные и правдивые воспоминания о ходе Московской битвы на тех направлениях, где им пришлось сражаться. В то же время рассказать о событиях, происходивших непосредственно под Наро-Фоминском, южнее и севернее его, было некому.
     Генерал-лейтенант М. Ефремов погиб в бою. Действовавший справа от него генерал Л. Говоров, командовавший 5-й армией, – единственный из Маршалов Советского Союза, не оставивший после себя мемуаров. Он умер в 1955 году.
     Командовавшие 43-й и 49-й армиями генералы К. Голубев и И. Захаркин, оборонявшиеся южнее Наро-Фоминска, большой военной карьеры не сделали. Генерал-майор К. Голубев по состоянию здоровья был назначен заместителем уполномоченного по делам репатриации советских граждан. Закончил военную службу в звании генерал-лейтенанта и умер в 1956 г.
     Командовавший 49-й армией И. Захаркин в 1944 году в звании генерал-полковника погиб в автомобильной катастрофе, будучи командующим войсками Одесского военного округа.
– Большое внимание в книге уделено личности генерал-лейтенанта Михаила Григорьевича Ефремова, командарма, имя которого многие годы было всего лишь символом личного мужества. Как об умелом военачальнике о нем говорили реже.
– Во-первых, как я уже говорил, десятилетия после войны в Советском Союзе старались не вспоминать о неудачах Красной Армии. Это ни для кого не новость. Поэтому крайне редко вспоминали и военачальников, погибших в бою, либо попавших в плен в начальный период войны, во время окружения наших войск под Вязьмой и Брянском в 1941 году, а позже под Харьковом.
     Во-вторых, определенную роль сыграли не всегда ровные отношения М. Ефремова с командующим Западным фронтом Г. Жуковым.
     В-третьих, имел значение и тот факт, что после уничтожения штаба окруженной группировки и гибели М. Ефремова немецкое командование в знак уважения к мужеству и стойкости командарма приказало похоронить его с почестями в селе Слободка Угренского района Смоленской области. Как известно, после войны такие факты не приветствовались. Так вот и получилось, что о подвиге бойцов и командиров 33-й армии, ее командующего вспоминали редко. В истории России такое, к сожалению, бывало и прежде.
– Но ведь известно, что еще в 1957 году в Москве именем командарма названа улица…
– Еще раньше, сразу же после войны, И. Сталин приказал поставить первый монументальный памятник именно М. Ефремову. И уже в 1946 году (!) в разрушенной немцами Вязьме был установлен великолепнейший памятник работы скульптора Е. Вучетича. Это убедительное признание заслуг командарма и всех героических бойцов и командиров 33-й армии. Но мне кажется, какая-то недоговоренность все же сохранялась.
     Только в 90-е годы прошлого столетия стараниями ветеранов 33-й армии имя мужественного генерала прочно вписано в плеяду выдающихся советских военачальников. 31 декабря 1996 года генерал-лейтенанту М. Ефремову посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.
– Владимир Михайлович, вы проделали колоссальный объем работы, изучили огромное количество архивных материалов. Какие сделанные для себя выводы вы хотели бы передать читателям «Красной звезды?»
– С годами не угасает, а возрастает живой интерес к истории Великой Отечественной войны в целом и ее ярчайшего этапа – Московской битвы. Россияне должны знать величественную и суровую правду о всенародном подвиге уже в самом начале войны.
     Работа с документами еще раз меня убедила: народ, к которому мы имеем честь принадлежать, сломать духовно, победить невозможно.