Мой город - Вязьма
Город воинской славы
основан в 1239 году
И.В. Демидова
Глава МО "Вяземский район"
А.А. Григорьев
Глава МО Вяземского городского поселения

О пропавших и найденных смолянах

16.11.2008 5
По первому каналу TV уже несколько лет идёт прекрасная передача «Жди меня». Благодаря ей, многие нашли своих родных, близких, сослуживцев, друзей, которых не видели порой несколько десятилетий.

Самое горькое, когда видишь, как в этой передаче матери показывают фотографии своих детей, несовер­шеннолетних и вполне взрослых, о которых годами не имеют никаких сведений. И можно представить, какую радость испытывают они, когда находятся их дети. Хочется надеяться, что все, кто ищет своих родных, обязательно найдут их. Но самым профессиональным тележурналистам, их добровольным помощ­никам было бы невозможно разы­скать пропавших без настоящих профессионалов - сотрудников органов внутренних дел. В нашей области есть отделение розыскной работы УВД по Смоленской области. Возглавляет его Николай Валерьевич Терещенков. Это головное отделение, в крупных райотделах милиции работают группы розыска, в мень­ших - определённые сотрудники закреплены за этим важным делом.

- Мы занимаемся розыском скры­вающихся от следствия, дознания и суда граждан, без вести пропавших взрослых и несовершеннолетних, которые утратили связь со своими родными, ведём розыск детей, кото­рые сбегают из школ-интернатов, училищ, устанавливаем личности неопознанных трупов, обнаружен­ных на территории области, а также устанавливаем личности неизвестных больных, оказавшихся в боль­ницах, ничего не помнящих о себе, потерявших память, - рассказывает Николай Валерьевич.

- И много таких, которые поте­ряли память и ничего не могут о себе рассказать?

- Единицы, но личности их, как правило, устанавливаются.

- А пропавших без вести сколько?

- За 8 месяцев этого года поступи­ло 536 заявлений о пропавших людях, заявления поступают от род­ных, соседей, друзей, знакомых. В среднем за год поступает около одной тысячи заявлений о пропав­ших, но это не считая детей, сбежавших из школ-интернатов. За 8 меся­цев 2008 года из этих учебных заведений сбежали 282 ребёнка.

- Из всех школ-интернатов бегут дети или есть определённые рекордсмены?

- Рекордсмены есть. Из Шаталовской школы-интерната за 8 месяцев 2008 года сбежали 62 ребёнка, но бегут и из Ярцевской, Кардымовской, Демидовской, Гагаринской школ-ин­тернатов. Причём бегут одни и те же. Одна девочка 15 раз сбегала из интерната, начала это делать с 11 лет. Это стало для неё, как и для других побегушников, как мы их называем, образом жизни. Один мальчик с начала этого года уже 12 раз сбегал. Бегут к друзьям, знакомым, дальним родственникам, туда, где можно пожить свободно, где их никто не контролирует. Иногда, особенно к холодам, сами возвращаются, но чаще всего их ищут сотрудники орга­нов внутренних дел, и на это уходит немало времени. Вот этот мальчиш­ка, о котором я рассказал, был 19 сен­тября задержан сотрудниками Заднепровского РОВД, он совершил кражу, был объявлен в розыск. Ему 15 лет, а в целом он сбегал из сиротских заведе­ний 16 раз. С учётом розыска за про­шлые годы с начала года разысканы и возвращены в школы-интернаты 265 детей. Многие говорят, мол, зачем вы нас ищете, сейчас лето, погуляем и вернёмся. Сейчас в розыске 50 таких несовершеннолетних. Только одних отловим, как другие пускаются в бега.

- По розыску пропавших, наверное, анализировали ситуа­цию, можете сказать, почему про­падают люди?

- Основная часть взрослых уходит из дома по безалаберности, многие из них злоупотребляют спиртным, про­сто не сообщают родным, близким, что собираются куда-то пойти, пое­хать. Возраст разыскиваемых в основ­ном от 18 до 50 лет, но есть и пожилые люди, больные, которые, оставшись без присмотра, уходят из дома и уже не знают, куда надо возвращаться. Такие могут и далеко порой уехать или уйти, находим их в Москве, дру­гих регионах. Случаи самые разные. Вот, например, сын подал заявление о розыске отца 60 лет. Мы нашли этого пропавшего, но оказалось, что он не пропадал. С сыном у него сложились неприязненные отношения, они в очередной раз поругались, и отец ушёл. Он снимает комнату в Смолен­ске, работает и, когда его отыскали, написал заявление, что не желает поддерживать отношения с сыном, он даже просил не сообщать сыну, где теперь проживает. Это его право. Есть и такие, которые подают в розыск о без вести пропавшем, зная, где этот человек находится.

- Зачем?

- Чтобы попугать милицией, соз­дать неприятности. Особенно это касается супругов, не проживающих вместе. Хочу напомнить, что есть статья УК РФ об ответственности за дачу ложных показаний. Много заявлений поступает, когда род­ственники знают, где живут братья, сестры, жёны, мужья, делают они это для решения жилищных про­блем. Например, человек прописан, но не проживает по этому адресу. И тогда родственники пишут заявле­ние о пропаже человека. Через год человек судом может быть признан безвестно отсутствующим и выпи­сан с жилплощади. А позже может выясниться, что человек был на заработках. Есть такие, которые не хотят платить коммунальные услуги за родственников, пишут заявления о том, что человек пропал, хотя знают - живёт он в другом районе. Милиция даёт справку, что действи­тельно человек разыскивается как без вести пропавший, с этой справ­кой идут в ПЖРЭП и не платят за него коммунальные услуги.

- А правда, что заявление при­нимается органами внутренних дел только через 3 дня, после того как человек пропал?

- Никаких трёх дней не требуется. Пишется заявление родственниками в дежурную часть РОВД, его обязаны принять. При опросе выясняется последнее местонахождение про­павшего, например, человек вчера ушёл на работу и не вернулся. Начи­нается проверка, собирается материал, который передаётся сотрудни­кам, занимающимся розыскной работой, и решается вопрос о заве­дении розыскного дела, если чело­век ещё не найден.

- Как ведётся поиск?

- Поиском занимаются специаль­но обученные люди. Проверяется и учёт доставленных в больницы, морги по фамилиям или приметам, одежде. Даже узнаем, не был ли задержан человек за совершение преступления или административно­го правонарушения. Это только начало. Дальше ориентируется лич­ный состав УВД на поиск, ставится на учёт в информационном центре УВД как лицо разыскиваемое, пропавшее без вести. Через TV, СМИ даётся информация. Руководствуемся феде­ральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», проводим комплекс различных мероприятий.

- И этот путь иногда занимает несколько лет?

- Розыск человека, без вести про­павшего, активно ведётся 5 лет. Если местонахождение не установлено, то дело приостанавливается, но с учёта не снимается, человек продол­жает находиться в федеральном розыске ещё 10 лет, но и после этого опознавательная карта ещё 5 лет находится на учёте в информацион­ном центре МВД РФ.

- И сколько человек на сегод­няшний день находится в розы­ске свыше 5 лет?

- 205, пока их местонахождение не установлено.

- А надежды есть, что их найдут?

- Надежда всегда есть. Бывали слу­чаи, что люди находились и через 10 лет. Вот, например, молодая девушка из Сафонова начала употреблять наркотики, без предупреждения родителей уехала и в течение 10 лет не давала о себе знать. А потом вер­нулась сама, нужно было получать паспорт, и тут выяснилось, что она находится в федеральном розыске как без вести пропавшая. Не хотела все эти годы сообщать о себе родите­лям, она сумела избавиться от нарко­зависимости, у неё семья. Большая часть разыскиваемых уходит из дома на короткий промежуток времени - от суток до недели. Просто захоте­лось уйти, и уходят, никого не предупредив. Таких 80%. Потом по TV уви­дят себя, осознают, видно, каково родным, и дают о себе знать, возвра­щаются домой. Или другой случай. В июле этого года поступило заявле­ние, что пропала четырёхлетняя девочка. Она гуляла во дворе, мать в окно за ней следила. И вдруг ребёнка во дворе не оказалось. В ружьё под­нимается состав Ленинского РОВД, управление уголовного розыска под­ключается. Два часа жутчайшего напряжения, прочесали подвалы, чердаки в этом районе. Оказалось, что папа девочки, не предупредив жену, забрал со двора дочку к бабуш­ке. Это вопиющая безалаберность взрослых. В апреле этого года две 14-летние девушки ушли из дома, неде­лю их искала вся милиция Смолен­ска, работали без выходных дней. Нашли их у дальней родственницы одной из девочек. Вот как такое могло случиться? Обе семьи благопо­лучные с виду, но нет между детьми и родителями доверительных отноше­ний, родители не знают, чем живут их дети, где проводят время, из-за этого всё получается. Уходят дети и потому, что боятся родителей. Летом 2008 года 5 выпускников 11-х клас­сов не пришли после сдачи ЕГЭ домой, побоялись гнева родителей. Вот типичный пример. Одна из таких выпускниц позвонила домой, сказала, что сдала экзамен плохо, родители пообещали вечером с ней разобраться. Она собрала вещи и ушла из дома к подруге, о которой ничего не знали родители. Её не было больше 14 дней, естественно, проводился её розыск. Но родителям надо знать психологию подростков, не пугать детей разборками за пло­хие оценки, лучше от этого не будет ни им самим, ни их детям. И вообще очень важен микроклимат в семьях, тогда человек не уйдёт из дома, не предупредив родных. Тогда число разыскиваемых милицией, конечно, будет намного меньше.

Ольга ЧУЛКОВ