Мой город - Вязьма
Город воинской славы
основан в 1239 году
И.В. Демидова
Глава МО "Вяземский район"
А.А. Григорьев
Глава МО Вяземского городского поселения

Послевоенная история вяземского Дулага № 184

15.07.2011 9
   Есть в Вязьме небольшой обелиск, установленный в память о тех, кто погиб в годы Великой Отечественной войны на территории города в немецком пересыльном лагере Дулаг № 184. Этот памятник с колоколом установлен в конце ХХ века, а ранее на его месте располагался более скромный, но не менее значимый памятный знак…

   Отношение к советским бойцам, попавшим в плен, как в годы войны, так и в послевоенное время было неоднозначным. Стоит лишь вспомнить о  приказе  Ставки Верховного Главнокомандующего № 270 от 16 августа 1941 года «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах пресечения таких действий», который подписали председатель Государственного Комитета Обороны И.В.Сталин, его заместитель  В.Молотов, маршалы Советского Союза  С. Буденный, К.Ворошилов, С.Тимошенко, Б.Шапошников и генерал армии  Г.Жуков.

   Ставка Верховного Главнокомандующего обязывала бойцов и офицеров, попавших в окружение врага,  самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским захватчикам.   

Каждый  военнослужащий,  независимо от его служебного положения, должен был  потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим. А если у части красноармейцев вместо организации отпора врагу возникало желание  сдаться в плен – их предписывалось уничтожать  всеми средствами, как наземными, так и воздушными.

   Согласно приказу, командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия или сдающихся в плен врагу, считали злостными дезертирами, семьи которых подлежали  аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину людей.

   Сегодня, слушая воспоминания  очевидцев военной поры, читая книги о второй мировой, мы можем только догадываться о том, как все происходило на самом деле. Мы – не судьи тем, кто оказался «по ту сторону» приказа Ставки Верховного Главнокомандующего за  № 270.

   Вспоминаются строки из книги «Пропавшие без вести», писателя-очевидца  Павла Злобина, рассказывавшего о судьбе  и чувствах бойцов, воевавших   под Вязьмой осенью 1941 года и попавших в плен:  «Страшная правда, правда страшнее смерти — плен… Жуткое слово как будто опустошило сразу все чувства и подавило его...Вспыхнув на миг,  как сознание, оно тотчас и перестало им быть, превратилось в тяжкий, бессмысленный рев души...»

   Теперь, когда открываются архивы, мы с горечью и болью  узнаем о том, какие ужасы происходили в немецких лагерях, где содержались советские военнопленные. Один из таких страшных лагерей – Дулаг № 184 находился в городе Вязьме Смоленской области, неподалеку от улицы Кронштадтской.

   В Государственном архиве новейшей истории Смоленской области  есть точные сведения о численности убитых и замученных советских военнопленных в немецком пересыльном лагере Дулаг № 184.
Согласно Отчету Смоленской областной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР за 1945 год,  в  Смоленских лагерях истреблено не менее 115 тысяч военнопленных, в Рославльском – 120 тысяч, в Вяземском - 15 тысяч, Сычевском – 3 тысячи, Дорогобужском – свыше 1800 человек.

   В мае 1943 года для изучения вопроса о восстановлении города и его планировки в Вязьму приезжает специальная комиссия из представителей Народного комиссариата коммунального хозяйства РСФСР. 

   В августе 1943 года Академия архитектуры СССР командировала в Вязьму кандидата архитектурных наук, архитекторов В.П.Подключникова, Н.П.Гринина и Р.В.Шестернину для обследования, зарисовки, обмеров и фотографирования архитектурных памятников. «Работа по научной фиксации ценных памятников русского зодчества и учета разрушений, произведенных германо-фашистскими оккупантами производится Академией во исполнение правительственного задания», - говорится в  письме  Академии архитектуры СССР от 1943 года (ГАСО, Вяземский филиал, Ф.З-3.Оп.1, Д.1.Л.43).

   Захоронение советских военнопленных на месте Дулага № 184 осталось незамеченным в отчете побывавших в Вязьме представителей Академии архитектуры СССР. Учет воинских захоронений был поручен Вяземскому отделу городского коммунального хозяйства.

   15 октября  1945 года  в Вязьму из Смоленского областного Совета депутатов трудящихся приходит следующее сообщение: «Зав. Вяземским горкомхозом тов.Фролову. Письмом № 1245 от 13/Х вами сообщается о приведении в порядок воинских кладбищ, но ничего не сказано о заведении учета похороненных, а потому предлагается вам немедленно сообщить, как ведется учет похороненных. Зав.обкомхозом  Гостев». (ГАСО,  Вяземский филиал, Ф.260.  Оп.1,  Л.11).

   1 ноября 1945 года в соответствии с постановлением Совнаркома СССР     №2722 «О мероприятиях по восстановлению разрушенных немецкими захватчиками городов СССР» город Вязьма был включен в число 15 русских городов, подлежащих первоочередному восстановлению.

   Наверное, нам никогда уже не узнать, из каких соображений в Вязьме в 1945 году  в автомобильном гараже недостроенного перед войной авиационного завода разместили первый цех мясокомбината. Людей, принимавших данное решение уже нет в живых. Но они наверняка знали, что на территории бывшего авиационного завода в период немецко-фашисткой оккупации города с 1941 по 1943 годы находился лагерь для содержания советских военнопленных.

   Необходимо уточнить: захоронений советских военнопленных  на территории недостроенного авиационного завода не было.  Умерших хоронили неподалеку от лагеря: в специальных рвах,  ближе к улице Кронштадтской.

   Архивные документы сухи и официальны: «Свою хозяйственную деятельность Вяземский мясокомбинат начал с 1945 года на месте недостроенного в предвоенные годы авиационного завода в непосредственном подчинении Смоленского мясопромышленного треста Главного управления мясной промышленности Министерства мясных и  молочных продуктов РСФСР… В функции мясокомбината входит: заготовка скота и выработка мясных продуктов для населения г.Москвы, г.Ленинграда, г.Вязьмы и др.» (ГАСО, Вяземский филиал, Ф.Р-46.. Оп.1, Л.3).

   Есть в архивным документах сведениях и о том, что в 1946 году в Вязьме начинается отвод земель под индивидуальное жилищное строительство по улице  Кронштадтской. Люди выходят из землянок, чтобы обустроить новое жилье и начать жизнь в практически уничтоженной немцами Вязьме заново.

   Только промежуток между мясокомбинатом и новыми жилыми домами в центре города  оставался нетронутым. Там находились   могилы, в которых покоились тела погибших в немецком пересыльном лагере Дулаг № 184.

   В послевоенное время это братское кладбище было не огорожено. Один из жителей г.Вязьмы, вспоминая о городе в 1943 году, говорит: «На этом месте было несколько могил и несколько рвов. Хорошо помню это кладбище, потому что в послевоенное время  поселился рядом. Помню, как весной вместе с талой водой  к нам на огороды текла сукровица. Мы обращались к властям, чтобы кладбище огородили. Сами приходили сюда с лопатами и подсыпали землей могилы».

   В  Вяземском филиале Государственного архива Смоленской области  сохранились документы  исполнительного комитета Вяземского городского Совета депутатов трудящихся за 1952 год. Среди  них есть  решение  «О состоянии, учете и благоустройстве могил воинов Советской Армии, партизан и мирных граждан, погибших в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов в г. Вязьме»  №  304 от 29.05.1952  года.

   В этом документе говорится,  что братское кладбище у мясокомбината состоит из 22-х братских могил, а братское кладбище у  железнодорожной больницы состоит из 37 братских могил воинов Советской Армии, партизан и  мирных граждан, погибших в концлагерях в период временной оккупации Вязьмы  с октября 1941 по март 1943 года.

   После осмотра всех братских захоронений военного времени на территории города Вяземский райвоенком полковник Васильев пишет в адрес  председателя Вяземского горисполкома: «По братскому кладбищу у мясокомбината. Между могилами посажена картошка. Кладбище неогороженно. Прошу немедленно ликвидировать посадки картофеля».

   В 1956 году, согласно выполнению планов наказов избирателей по благоустройству города, вяземскому мясокомбинату поручено высадить декоративные деревья и кустарники на территории братского кладбища у стен предприятия (ГАСО, Ф.3, Оп.1, ед.хр. № 203, Л. 96). Это свидетельствует о том, что к тому времени 22 захоронения у территории мясокомбината были обозначены и сохранены.

   «Мы пришли на это скорбное место в 1964 году. Оно выглядело полузаброшенным, - вспоминает бывшая пионервожатая вяземской средней школы № 2, руководитель движения вяземских красных следопытов и создательница школьного музея Валерия Евгеньевна Гаврилова. – Огромное спасибо директору второй средней школы, ныне покойной Нины Ивановны Кобзарь, которая взялась за сохранение и обустройство этого братского захоронения. Она сама воевала, была очень энергичной женщиной. После того, как школа взяла шефство над захоронением у мясокомбината, это место преобразилось».

   Многие вязьмичи, учившиеся в средней школе № 2 в то время, вспоминают, как после школы они ходили на это братское захоронение. За каждым классом, более того – за каждым учащимся были закреплены определенные могилы. Ребята ухаживали за ними, выпалывали траву, сажали цветы.

   «Выпалывали все до последней травинки, - вспоминает вязьмичка Л.И.Баврина. – Валерия Евгеньевна строго следила за тем, насколько добросовестно мы относимся к порученной работе. Мне, тогда еще девчонке,  было страшновато ползать на коленках по захоронению, пропалывая траву. Но задание старшей пионервожатой школы выполнять было необходимо».  

   В теплое время года почти все торжественные школьные линейки проходили у воинского захоронения, располагавшегося у стен вяземского мясокомбината. «Выходило четыреста пионеров в белоснежной форме с красными галстуками и примерно двести комсомольцев, - рассказывает В.Е.Гаврилова. – Какие у нас там были линейки! Дети читали стихи и плакали, не скрывая слез». 

   В 1965 году, к 20-летию Великой Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками, на территории братского кладбища у стен мясокомбината был установлен памятный обелиск. На нем были выбиты следующие слова: «Величие подвигов будет в веках, как солнце сиять величаво. Замученным зверски и павшим в боях – вечная память и вечная слава! Советским воинам и гражданским лицам, замученным и расстрелянным немецко-фашистскими захватчиками в 1941-1943 гг.».

   На открытие памятника были приглашены многие вязьмичи, участники  Великой Отечественной войны, школьники. «Когда у захоронения возле мясокомбината проходили торжественные митинги, сюда приходили многие жители близлежащих улиц, - вспоминает бывшая старшая пионервожатая средней школы № 2 В.Е.Гаврилова. – Люди приносили цветы и венки, делились своими воспоминаниями о прошедшей войне».

   Удивительное дело: в то время, когда государство сознательно умалчивало о миллионных потерях в годы Великой Отечественной войны, а на теме о советских военнопленных стояло негласное табу, вязьмичи отдавали  дань памяти не только тем, кто героически пал в бою с оружием в руках, но и тем, кто принял мученическую смерть в лагере для военнопленных.

   «Вы не представляете, какая здесь была красота! - говорит вязьмич Н.В.Романов. – Кладбище военнопленных огородили, все могилки были обихожены. Сюда постоянно приходили люди, приносили цветы».

   В решении исполнительного комитета Вяземского городского Совета депутатов трудящихся «Об утверждении списков памятников и памятных мест в г. Вязьме» № 123 от 12 апреля 1974 года в списке памятников и памятных знаков за  № 109 значилось братское кладбище советских граждан, расстрелянных во время оккупации г. Вязьмы фашистами, расположенное за мясокомбинатом.  Шефствующим предприятиями по-прежнему оставались средняя школа № 2 и мясокомбинат. Руководителям шефствующих над памятниками и обелисками  предприятий и учреждений города тогда было поручено принять меры, обеспечивающие полную сохранность памятников и обелисков от разрушений, порчи и утраты.

   «В 1977 году меня принимали в «октябрята», - вспоминает вязьмичка Жанна Анпилогова, - Торжественная церемония проходила на воинском захоронении у мясокомбинта. В школе велась большая поисковая работа. Став постарше, мы ухаживали за захоронениями у мясокомбината и за обелиском, установленным в память о военном госпитале в Пыжовке Вяземского района». 

   В год проведения Московской Олимпиады-80, в связи с новыми мероприятиями по благоустройству Вязьмы и в соответствии с генеральным планом развития и благоустройства города, исполнительный комитет Вяземского городского Совета народных депутатов принял решение  «О перезахоронении останков советских граждан и военнослужащих, погибших в годы Великой Отечественной войны в фашистских лагерях военнопленных, на городское Фроловское гражданское кладбище» № 299 от 10 октября 1980 года.

   Часть останков из 22-х братских могил у мясокомбината   (ул. Репина – ул. Кронштадтская) и часть останков из 37-ми братских могил у здания бывшей железнодорожной поликлиники  (ул. Красноармейское шоссе) были перенесены на гражданское Фроловское кладбище. Там над братской могилой был установлен обелиск с надписью «Здесь похоронены советские граждане и военнослужащие, зверски замученные и расстрелянные фашистами в годы Великой Отечественной войны в лагерях военнопленных в 1941-1943 гг.». Обелиск капитально отремонтирован в 2010 году.

   Решение о перезахоронении останков советских военнопленных на гражданское кладбище пионервожатая средней школы № 2 В.Е.Гаврилова восприняла как личную трагедию. Ей до сих пор трудно вспоминать об этом. «Я была против перезахоронения, - говорит Валерия Евгеньевна. – Это место стало для меня, для сотен школьников словно родным. Мы так о нем заботились, как никто другой».

   Официально перезахоронение состоялось в период с 20 по 25 октября 1980 года. Для перезахоронения использовалась механизированная техника, к раскопкам привлекались военнослужащие.  Останки погибших людей  складывали в специально изготовленные гробы и увозились. Однако,  как выяснилось позже, не все погибшие в немецком лагере для военнопленных  были упокоены на Фроловском гражданском кладбище. Часть останков осталась лежать на прежнем месте.

  Второе  перезахоронение из братских могил  бывшего немецкого пересыльного лагеря Дулаг № 184 было осуществлено в 1991 году Вяземским отрядом «Поиск» (руководитель - А.В. Никитин). В результате,  22 июня 1991 года на Поле Памяти под Вязьмой  обрели покой останки 300 советских военнопленных.

   Примерно в то же время над официально перезахороненным братским кладбищем по инициативе вязьмичей был воздвигнут новый памятный знак – колокол, висящий на двух устремленных ввысь стелах. Перед ним – гранитный камень с надписью в память о погибших.

   В 1999 году в рамках Межрегиональной «Вахты Памяти» была проведена третья эксгумация и перезахоронение останков советских военнопленных, погибших в немецком пересыльном лагере Дулаг № 184.  В имеющихся документах говорится,  что «останки сохранены в полном составе… Захоронено останков всего 153». Найденные останки были торжественно перезахоронены  в том же году  у памятника  «Дулаг  № 184».

   В 2005 году  совершенно случайно энтузиасты-поисковики из  Архангельского регионального общественного фонда «Поиск», работая в центральном архиве Министерства обороны, обнаружил списки лиц (5 422 фамилии), умерших в пересыльном лагере  Дулаг №184  в 1942 году. Списки составлялись советскими медработниками, попавшими в плен и работавшими в лагерном лазарете. Документы не имели особой отметки «военнопленные» и почти шестьдесят лет хранились в архиве без внимания. О  находке  известили  вяземских поисковиков, районную и областную администрации. Обработанные списки погибших в  Дулаге №184  легли в основу книги А.Л.Какуева и  И.В.Долгушева «Долг памяти».

   В октябре 2008 года в Вязьме при непосредственном участии Смоленского областного центра героико-патриотического воспитания молодежи «Долг» и Международной Ассоциации общественных поисковых объединений «Народная память о защитниках Отечества» (г.Москва)  прошел цикл мероприятий «По ком звонит колокол», посвященный погибшим воинам и узникам  Дулага  №184.

   С того времени родственники советских военнопленных, погибших в  Дулаге № 184,  приезжают в Вязьму регулярно. Они хотят установить в центре города памятный мемориал на площади примерно в четыре гектара. Для этого необходимо  осуществить полную реконструкцию центральной городской территории. Денег на обустройство четырех гектаров под воинский мемориал в местном бюджете нет.

   Более того, нет и  подтвержденной информации о том, что в настоящее время захоронение советских военнопленных расположено именно на четырех гектарах.  Самые точные сведения о захоронениях возле мясокомбината – это документы 1952 года, описывающие 22 могилы у стен предприятия.

   Администрация города никогда не предлагала родственникам советских военнопленных выкупить часть земли под обустройство нового мемориала. О необходимости софинансирования проекта за счет средств федерального бюджета  местные власти дважды обращались в управление Министерства обороны РФ по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества. Положительного ответа по данному вопросу не поступало.

   Городские власти могли бы обустроить место захоронения советских военнопленных на территории, равной  почти  одному гектару земли. Представителям московской организации «Вяземский мемориал» официально было предложено стать членами рабочей группы по обустройству территории мемориала на площади  0,9 гектаров земли в центре Вязьмы.

  Ответом стало заявление, что родственники советских военнопленных, погибших в Дулаге № 184, категорически против обустройства мемориала только на площади в 0,9 гектаров и намерены принимать дальнейшие коллективные меры по отстаиванию площади мемориала в 4 гектара и поименному увековечиванию павших в немецком пересыльном лагере для советских военнопленных.

   Но может быть, было бы разумнее, по согласованию с собственниками земель,  проверить территории, не входящие в 0,9 га на наличие там останков советских военнопленных и в случае, если бы останки были там обнаружены, перезахоронить их у памятника «Дулаг № 184»?

  Справедливости ради нужно отметить, что в 1941-1943 годах  на территории Вязьмы и близлежащих районов располагалось восемь(!)  немецких  лагерей для содержания советских военнопленных и гражданского населения. Три из них – на территории города.

 На сегодняшний день в Вязьме  официально значится  15 воинских захоронений, включая захоронение у мясокомбината. И каждому из них необходим должный уход.

   В целом, на территории Вязьмы  и  Вяземского  района находятся десятки братских могил и несколько мемориальных комплексов, установленных в честь событий, происходивших в годы Великой Отечественной войны. Одним из первых в стране на вяземской земле в 1985 году было создано Поле Памяти, ставшее мемориальным братским захоронением более четырех тысяч останков погибших воинов, обнаруженных в послевоенные годы.

   На территории двух вяземских предприятий, на которых в годы войны размещались лазареты для раненных советских военнопленных и где были захоронены останки погибших, на собственные средства предприятий установлены две поминальные часовни.

   Сейчас у деревни Всеволодкино Вяземского района по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла  на площади в  6,1 гектаров земли создаётся духовный центр памяти  о погибших Защитниках  Отечества.

   Он строится общественностью под началом благотворительного Фонда Феодора Стратилата.  Место, где появится новый духовный центр, выбрано не случайно. Именно здесь во время боев под Вязьмой в октябре 1941 года нашим войскам удалось осуществить прорыв из вражеского кольца.

  Главной миссией новой обители станет молитвенное поминовение павших воинов, павших в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов и во всех локальных войнах и боевых столкновениях XX и начала XXI веков. Его цель – совершение ежедневных поминовений об убиенных за Отечество и народ воинах и о людях, погибших от рук оккупантов, замученных в плену и концентрационных лагерях, принявших страдальческую кончину вследствие тяжести военного времени.

Девизом монастыря выбраны слова из Священного Писания: «У Бога все живы».

Лариса Жукова,
начальник отдела внешних общественных связей
Администрации Вяземского городского поселения
Вяземского района Смоленской области.

Газета «Мой город - Вязьма» № 28 от 14.07.2011