Мой город - Вязьма
Город воинской славы
основан в 1239 году
И.В. Демидова
Глава МО "Вяземский район"
А.А. Григорьев
Глава МО Вяземского городского поселения

Прокуратура сообщает. Национальная стратегия противодействия коррупции

19.01.2012 5
Присоединение России к международным антикоррупционным конвенциям, а также вступление 1 февраля 2007 г. в группу государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО) оказали и продолжают оказывать существенное влияние на развитие законодательства в рассматриваемой области. Первым шагом на пути реализации 26 рекомендаций ГРЕКО стало утверждение Национальной стратегии противодействия коррупции в качестве последовательно осуществляемой и постоянно совершенствуемой системы мер организационно-экономического, правового, информационного и кадрового характера. В настоящее время выполнено менее половины рекомендаций ГРЕКО. Учет оставшихся - актуальная задача развития законодательства о противодействии коррупции.
Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» стал ключевым актом антикоррупционного законодательства. Он «носит во многом программный характер и рассчитан на принятие целого ряда законов и подзаконных актов в его исполнение». Позже был принят ряд указов Президента РФ, направленных на реализацию этого Закона.
Коррупция как социальное явление охватывает все новые и новые сферы общественной и государственной деятельности. Коррупционные схемы кардинально изменились. Под воздействием новых запретов и ограничений виды и формы коррупции будут меняться, эволюционировать.
Детализированное определение коррупции содержится в п.1 ст.1 Федерального закона N 273-ФЗ.
Следует отметить, что Конвенция ООН против коррупции при описании коррупционных преступлений акцентирует внимание на предоставлении «каких-либо неправомерных преимуществ». Такая трактовка шире используемой в отечественном законодательстве.
Пунктом 6 ст. 7 Федерального закона N 273-ФЗ предусмотрена унификация прав и обязанностей, ограничений и запретов, установленных для государственных служащих, а также для лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации.
За коррупционные правонарушения установлена дисциплинарная или уголовная ответственность. Потенциал административной ответственности за коррупционные правонарушения пока в полной мере не раскрыт. Это происходит на фоне постепенного стирания граней между уголовной и административной ответственностью. Достаточно остро стоит вопрос об увеличении срока давности за нарушение законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции, предусмотренного ст.4.5 КоАП РФ и равного одному году. Данный срок может быть увеличен на два года и более. Возможность увеличения срока давности связана со сложностью расследования коррупционных правонарушений.
Административная ответственность за коррупционные правонарушения предусмотрена ст. 19.28 КоАП РФ за получение незаконного вознаграждения от имени юридического лица. В частности, незаконная передача от имени или в интересах юридического лица должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение в интересах данного юридического лица должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, действия (бездействия), связанного с занимаемым им служебным положением, влечет наложение на юридическое лицо административного штрафа, размер которого должен быть не менее 1 млн. руб. с конфискацией передаваемых денег, ценных бумаг, иного имущества.
На сегодняшний день одни проявления коррупции рассматриваются законом как преступления и административные правонарушения, а другие - как безнравственные поступки и не более того. Речь идет о дисциплинарных коррупционных правонарушениях, которые необходимо пояснить посредством норм федеральных законов о государственной гражданской службе, статусе военнослужащих, муниципальной службе в Российской Федерации. Однако не вызывает сомнения, что их совершение наносит вред интересам государственной и муниципальной службы, поскольку ставит под сомнение ее публичный характер, что объективно требует введения мер юридической ответственности.
В соответствии с подп.3 п.1 ст. 575 ГК РФ не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает 3 тыс. руб., государственным и муниципальным служащим в связи с их должностным положением или исполнением ими служебных обязанностей. Необходимо отметить достаточно жесткую позицию ГРЕКО по данному вопросу, согласно которой требуется устранить правовые основания практики получения подарков государственными служащими. В связи с этим Генеральной прокуратурой РФ был подготовлен законопроект, направленный на учет данной рекомендации. Эти изменения позволят более четко разграничить понятия «подарок» и «взятка».
Усилению мер, связанных с запретом дарения, должны соответствовать изменения законодательства о государственной службе и муниципальной службе, направленные на уточнение норм о получении вознаграждения в связи с исполнением должностных обязанностей. Особое внимание необходимо уделить законодательному установлению критериев, позволяющих определить ситуации, когда дарение осуществляется в связи с исполнением должностных обязанностей. Данные критерии целесообразно отразить в законодательстве о государственной и муниципальной службе при формулировании соответствующих запретов.
Одной из рекомендаций ГРЕКО является обеспечение должной защиты информаторов, сообщающих о случаях коррупции. Принцип защиты информаторов заложен в основу борьбы с коррупцией многих зарубежных государств (например, Сингапур, США, Южная Корея, Китай и др.). Вместе с тем в России до настоящего времени на федеральном уровне не приняты нормативные правовые акты, регламентирующие вопросы обеспечения безопасности государственного и муниципального служащего, уведомившего представителя нанимателя (работодателя), органы прокуратуры или другие государственные органы о проявлениях коррупции.
Перспективным направлением реализации Федерального закона N 273-ФЗ является введение антикоррупционных стандартов, т.е. установление для соответствующей области деятельности единой системы запретов, ограничений и дозволений, обеспечивающих предупреждение коррупции в данной области. Такие стандарты не должны сводиться к простой констатации наличия тех или иных запретов, ограничений и дозволений в отдельных сферах (например, государственные закупки, государственная гражданская служба и т.д.) и их перечислению. В них необходимо учесть различные аспекты поведения субъектов права по реализации соответствующего стандарта. Иными словами, следует ввести положения, предусматривающие поведение, которое исключало бы саму возможность коррупции. Указанные стандарты должны разрабатываться для отдельных сфер деятельности (государственная служба, государственные закупки, распоряжение объектами государственной собственности, контрольно-надзорная деятельность).
Среди мер по предупреждению коррупции, закрепленных в Конвенции ООН против коррупции и представленных в таких международных антикоррупционных программах, как Глобальная программа ООН против коррупции, Программа Группы государств по борьбе с коррупцией, приоритетное значение придается тем, которые направлены на обеспечение прозрачности и доступа к информации. Поэтому необходимо усилить контроль за размещением федеральными органами исполнительной власти информации о своей деятельности, в том числе на официальных интернет-сайтах, в соответствии с Федеральным законом от 9 февраля 2010 г. N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления».
Указом Президента РФ от 13 апреля 2010 г. N 460 утверждена Национальная стратегия противодействия коррупции (далее - Стратегия), представляющая собой последовательно реализуемую и постоянно совершенствуемую систему мер организационно-экономического, правового, информационного и кадрового характера. В связи с необходимостью реализации федеральными органами исполнительной власти отмеченных мер рассмотрим основные направления осуществления Стратегии.
Она предусматривает обеспечение участия институтов гражданского общества в противодействии коррупции, что является более важным обстоятельством, чем воспроизведение отдельных норм международных конвенций в национальном законодательстве. Практика борьбы с коррупцией показывает, что добиться существенных успехов невозможно без привлечения институтов гражданского общества, соответствующих специалистов. Значительную поддержку в этом могут оказать рекомендации международных организаций, специализирующихся в области противодействия коррупции.
Ключевым направлением реализации Стратегии является внедрение в деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления инновационных технологий, повышающих объективность и обеспечивающих прозрачность при принятии законодательных (нормативных правовых) актов Российской Федерации, муниципальных правовых актов и управленческих решений, а также обеспечивающих межведомственное электронное взаимодействие указанных органов и их взаимодействие с гражданами и организациями в рамках оказания государственных услуг (в частности, осуществляется переход на электронные торги в режиме онлайн при закупках для государственных и муниципальных нужд, реализации конфискованного имущества, а также конкурсной массы предприятий-банкротов).
В настоящее время необходимо обеспечить реализацию административных регламентов с использованием информационно-коммуникационных технологий «при условии обязательного обеспечения юридической значимости автоматических и автоматизированных административных процедур, в том числе в случае отсутствия непосредственного взаимодействия участников административного регламента». Разработка технологической базы электронных административных регламентов ведется в рамках Федеральной целевой программы «Электронная Россия (2002-2010 гг.)». Четко налаженная работа информационных систем способна обеспечить оперативное выполнение административных действий, упростив и ускорив прохождение соответствующих административных процедур.
Одним из направлений реализации Стратегии является совершенствование условий, процедур и механизмов государственных и муниципальных закупок. Потери от коррупции в сфере государственных заказов и закупок составляют примерно 30% всех бюджетных затрат по этим статьям. В структуре коррупции 40-60% «составляют так называемые откаты в системе госзакупок, выделения различных квот, например в сфере природопользования».
Снизить коррупцию позволяет проведение открытых аукционов в электронной форме для федеральных нужд. В этих целях распоряжением Правительства РФ от 1 июня 2009 г. N 755-р определены операторы электронных площадок. Вместе с тем целесообразно провести полномасштабное внедрение системы проведения аукционов в электронной форме согласно Федеральному закону от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».
Необходимо также разработать и внедрить антикоррупционные стандарты размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд. Особое внимание следует уделить антикоррупционным требованиям, предъявляемым к деятельности конкурсных комиссий, исключив:
- участие физических лиц в работе конкурсных, аукционных и котировочных комиссий, лично заинтересованных в результатах размещения заказа;
- выставление любых не предусмотренных законодательством требований по установлению подлинности документов, представляемых участниками размещения государственного заказа;
- возможность немотивированного отклонения заявок на участие в процедурах размещения государственного заказа или принятия решения о внесении изменений либо об отказе от проведения таких процедур в сроки, не предусмотренные законодательством.
Стратегия предусматривает периодическое исследование состояния коррупции и эффективности мер, принимаемых по ее предупреждению и по борьбе с ней, как в стране в целом, так и в отдельных регионах. В связи с этим в федеральных органах исполнительной власти может быть реализована рекомендация о проведении соответствующих исследований.
Опыт зарубежных государств свидетельствует о необходимости использования экономических методов наряду с методами административными. В условиях мирового финансового кризиса повышение уровня оплаты труда и социального обеспечения государственных служащих способствует снижению коррупционных рисков. Подпунктом «с» п.8 Стратегии предусматривается повышение денежного содержания и пенсионного обеспечения государственных и муниципальных служащих. При этом усилению экономической мотивации в целях отказа от коррупционных моделей поведения могут способствовать технологии, активно применяемые зарубежными государствами. Например, в Австралии «одним из условий контракта, заключаемого при найме на службу в полицию, является лишение полицейского, уличенного в коррупции, некоторых выплат в конце срока действия договора». Потенциальные потери возрастают с ростом стажа полицейского. Во Франции безупречная служба (в частности, отсутствие дисциплинарных наказаний за коррупционное поведение) дает право на повышенное пенсионное обеспечение. В Германии реализуются программы трудоустройства родственников государственных служащих, частичное погашение задолженности по ипотеке за государственный счет и т.д., а взяточники гарантированно лишаются статуса государственного служащего и соответствующего ему социального обеспечения.
Следует отметить, что мероприятия, предусмотренные Стратегией и Национальным планом противодействия коррупции, должны найти свое отражение в ведомственных планах противодействия коррупции.
Особое внимание необходимо уделить переподготовке и повышению квалификации федеральных государственных служащих, в должностные обязанности которых входит участие в противодействии коррупции. Подготовка и повышение квалификации должны осуществляться по программе, согласованной с Управлением Президента РФ по вопросам государственной службы и кадров (подп. «в» п.1) Национального плана противодействия коррупции на 2010-2011 гг.).
Целесообразно предусмотреть обучение служащих специфическим навыкам выявления и пресечения совершения коррупционных правонарушений. В федеральных органах исполнительной власти накоплен значительный опыт проведения служебных проверок. Так, Федеральной таможенной службой России проведено 427 служебных проверок, по результатам которых уволено 9, а привлечено к дисциплинарной ответственности 346 должностных лиц. Федеральной службой судебных приставов выявлено 56 нарушений, из них: 33 нарушения требований к служебному поведению, 10 фактов личной заинтересованности, 13 обстоятельств, свидетельствующих о наличии признаков дисциплинарного проступка. Минобороны России в ходе проведения ревизий финансово-экономической и хозяйственной деятельности органов военного управления обнаружены следующие коррупционные проявления: попытка незаконного получения квартиры; замена технических требований для проведения конкурсов по модернизации телеграфных центров и экспедиций узлов связи; халатное исполнение должностных обязанностей и бесконтрольность за деятельностью подчиненных; нарушения при реализации высвободившегося военного имущества.
Помимо отмеченных направлений реализации, Стратегия предусматривает совершенствование таких современных юридических технологий, как антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов, мониторинг правоприменения (подп. «р» и «п» п.8).
Федеральным законом N 172-ФЗ предусмотрено, что органы, организации, их должностные лица проводят антикоррупционную экспертизу принятых ими нормативных правовых актов при мониторинге их применения.