Мой город - Вязьма
Город воинской славы
основан в 1239 году
И.В. Демидова
Глава МО "Вяземский район"
А.А. Григорьев
Глава МО Вяземского городского поселения

Памятные вехи в истории города. Продолжение.

11.04.2014 9
27 апреля – пятилетие со дня присвоения Вязьме почетного звания РФ «Город воинской славы»

                                                        XVIII век

 Северная война России против Швеции (1700-1721 годы) вновь выдвинула Вязьму на передовые рубежи Русского государства.

 Об укреплении вяземской крепости  позаботился Петр I. В городе разместили крупное военное подразделение. Здесь же была создана база для снабжения русской армии вооружением и продовольствием. На этом выросло местное купечество. К 1760 году   в Вязьме жил 3321 купец, тогда как в Смоленске – лишь 1895.

 Руководителем военной базы Петр I назначил сына Алексея. В боях на Смоленской земле, которыми непосредственно руководил сам Петр I, шведы понесли большие потери.

                                                        XIX век

 Во время Отечественной войны 1812 года мирные жители и защитники города Вязьмы проявили подлинное мужество и героизм, защищая родную землю. Вязьмичи показали себя достойными сынами России. Жители города  активно откликнулись на призыв поддержать русскую армию и в течение лета 1812 года собрали полтора миллиона рублей на армейские нужды.

 В лесах Вяземского уезда при поддержке местного населения действовал первый в истории Отечественной войны 1812 года армейский партизанский отряд подполковника Дениса Давыдова. На вяземской земле отряд провел множество успешных операций, которые вошли в историю партизанского движения Отечественной войны 1812 года.

Для расправы с партизанским отрядом Дениса Давыдова французами был сформирован двухтысячный карательный отряд. Однако русские партизаны продолжали выигрывать  сражения, захватывая пленных и военное имущество.

 Двести лет назад в Вязьме действовали военные лазареты. Существовавшее тогда «Положение для временных военных госпиталей при большой действующей армии» сыграло положительную роль в деле организации медицинской службы во время битвы с войсками Наполеона.  
 В Отечественную войну 1812 года Наполеон был в Вязьме дважды – при наступлении на Москву и при отступлении. Сохранился каменный дом, в котором французский император ночевал, находясь в Вязьме.

 22 октября (3 ноября) русские войска нанесли решающее  поражение отступавшей наполеоновской армии. Вязьма стала местом сражения авангарда русской армии под командованием генерала  Милорадовича М.А. и донского атамана  Платова М.И. с 4 французскими корпусами.

 В общей сложности сражение за Вязьму продолжалось около 10 часов. Об интенсивности  боя свидетельствует тот факт, что город после сражения превратился в руины. На Московской улице от заставы до Смоленского моста уцелело только три дома. Был разрушен Троицкий собор, сожжена Богородицкая церковь. По свидетельству очевидцев, в Вязьме «не было почти ни одного уцелевшего дома, стояли одни обгорелые стены, многие из них, рассыпавшись, заграждали сообщения. По улицам лежали трупы убитых неприятелей, обломки, опрокинутые орудия, остатки взорванных зарядных ящиков».

Французы потеряли убитыми и ранеными 6 тыс. человек, 2,5 тыс. были взяты в плен, в том числе французский генерал Пелетье, начальник штаба корпуса Даву полковник Мор, более 30 французских офицеров, захвачены 2 знамени и 3 орудия. Потери русской армии составили 1800 человек убитыми и ранеными.

 Вяземское сражение по своим результатам стало поворотным пунктом в военных успехах наполеоновской армии. Оно показало полное расстройство и дезорганизацию, упадок материальных и моральных сил, разложение дисциплины и боевого духа некогда грозной «великой армии». От города  Вязьмы вместо спланированного отступления началось беспорядочное бегство французской армии. Участник военных действий француз Арман де Коленкур писал в своих мемуарах о Вяземском сражении: «Именно с этого момента начинается дезорганизация нашей армии и все вообще наши несчастья».

 Французские войска отступили к селу Семлёву Вяземского уезда, где в окружённом лесами Семлёвском озере, по легенде, затопили золото Московского Кремля. Золото искали многие, но так и не нашли. Поиски затрудняет 5-6 метровый слой ила на дне.

                                               Начало  XX века

  В 1914 году в Вязьме вновь появилось несколько военных госпиталей, где  проходили лечение солдаты и офицеры, сражавшиеся в битвах Первой мировой войны. Большая часть лечебных учреждений была  создана благодаря стараниям  неутомимой женщины -  графини Варвары Петровны Волковой-Гейден, последней хозяйки Хмелиты.

 Вот что писал о том тревожном времени  сын Варвары Петровны – Николай Волков-Муромцев: «Моя мать сразу же уехала в Вязьму организовывать госпитали. После первого недоумения все вдруг заговорили о том, что война более шести месяцев не продлится, что немцев и австрияков раскатаем и скоро будем в Берлине. Настроение было всюду повышенное.

 У нас только французская гувернантка заливалась слезами. Ее брат, она говорила, был офицером в крепости Belfort. Она "знала наверняка", что немцы подкопались под Belfort и что его взорвут "avec mon pauvre frere". Сколько раз мы ни показывали ей на карте, что Belfort был в 18 километрах от немецкой границы, и что если она знала, что немцы подкопались, вероятно и французский гарнизон это знал, она продолжала всплескивать руками и говорить, что ее брат, наверно, на том свете...»

 Благодаря стараниям графини Варвары Петровны Волковой-Гейден в Вязьме появилось сразу три больших госпиталя на 30 000 коек. Город превратился в медицинский центр для всего Западного фронта. Умерших воинов хоронили в братских могилах Троицкого клабища,  неподалеку от железнодорожной станции.

 «"Лютовский Госпиталь" стоял между городом и вокзалом, - писал Н.В.Волков-Муромцев. -  Лютов достал для него превосходного архитектора, послал в Швейцарию за новейшими медицинскими аппаратами. В палатах и операционных все углы были скругленные, чтобы не собиралась пыль. Из Италии выписал специалистов по каким-то особым полам. Стены были изразцовые. И уж конечно раздобыл Лютов лучших докторов и сестер».

 Госпиталь вяземского купца Лютова – «лютовский госпиталь» - именовался в то время «первым», все остальные госпитали были земскими. «Работали все дружно», - свидетельствовали очевидцы того времени.

 Многие вязьмичи с большим энтузиазмом шли на фронт. Так, местный урядник Александр Савкин просил, чтобы его взяли в  7-й Белорусский гусарский полк: "Нужно мне вернуться в полк, я просил ротмистра Беклемишева это мне устроить, да он говорит, меня полиция не отпустит, и он теперь сам уехал в полк…"

  В результате на весь Вяземский уезд остался один стражник в Старом Селе.

 «Все думали только о победах и взятиях немецких и австрийских городов. Все говорили, что война будет кончена захватом Берлина к Рождеству. "Ерунда! - говорил мой отец. - Увидите, затянется на три-четыре года", - писал в своих мемуарах Н.В.Волков-Муромцев. - И вдруг всех как обухом хватило - бой под Алленштейном и гибель Самсонова. В сражении участвовал наш смоленский 13-й корпус, наш вяземский дивизион. Знали только, что это было в Восточной Пруссии, в каких-то Мазурских озерах, и что корпус наш пропал…Самсоновская катастрофа удручила всех».

 В 1915 году существующие вяземские госпитали были переполнены ранеными. Варвара Волкова сейчас же стала устраивать четвертый  госпиталь на Малой Московской улице. Ей это удалось: госпиталь расположился в здании второй женской гимназии. Но и этого было мало…

 Решено было построить пятый госпиталь, барачный, около товарной станции. Графиня Варвара Волкова-Гейден вызвала своего главного управляющего Андрея Ивановича Раппа и поручила ему постройку. Бараки строились с невероятной быстротой.

…Во время войны в Вязьме появилась новая индустрия. Почти что все помещики, мужчины и женщины, имели какую-нибудь специальность, кто медицинскую, кто инженерную или архитектурную, женщины учились на докторов, или сестер милосердия».

   Каждый маленький завод по всей России был превращен в завод для производства снарядов, патронов, пушек, пулеметов и винтовок. Даже в Вязьме, где были только маленькие инженерные мастерские, стали выделывать снаряды и патроны.

  В 1915 году вязьмич Аркадий Лютов окончил школу летчиков. Затем он приобрел на  свои средства легкий аэроплан (биплан) и  отправился на нем на фронт Первой мировой. Во время одного из разведочных полетов аэроплан Аркадия Лютова был сбит противником.

 Всеобщий любимец и весельчак Аркадий Николаевич Лютов безвременно погиб. Хоронила его вся Вязьма. Он стал для многих национальным героем. Была задумка, - соорудить над могилой Аркадия Лютова, находившейся на Троицком кладбище, поминальную часовню. Но построить ее  не успели – пришла революция.

 16 июня 1916 года в Вязьме был открыт первый в России монумент в честь героев Первой мировой войны – Георгиевских кавалеров. На тот момент их среди вязьмичей насчитывалось 80 человек. Памятник был построен на деньги, собранные жителями Вязьмы. В годы революции он был разрушен.